(0.862126)

Из интервью генерал-майора Т.Надарейшвили по грузинскому радио

   13 мая 1993г.


   "Я могу сказать, что в Абхазии абсолютно все подчиняется мне. Я не вижу ни в чем противостояния, правду сказать, я не ожидал, что военные тоже так воспримут это...
   Сегодня в городе установлено 46 сирен, и они оповещают о возможной бомбардировке. Кроме того, телефонные сети включены в этот пульт гражданской обороны... Мы имеем связи с военными локальными средствами, узнаем, когда взлетают самолеты, допустим, из Гудауты. Кроме того, у нас есть разведгруппы, которые находятся на передней линии, от них мы узнаем информацию о передислокации техники врага. Через эту радиолокацию имеем и другие разные записи. Поэтому если раньше от бомбежки умирало 10-16, минимум 10 человек, в последнее время, 1-2 человека, хотя и их жалко. Позавчера погиб при бомбежке 1 человек, перед этим 2 человека, еще раньше - 1 человек. Это - во-первых, и это я считаю главным. Второе - из центра города мы вынесли хлор и аммиак. Третье - мы обсудили вопрос мобилизации. До этого никакая работа не была проведена... Имеются и результаты от этой работы: мобилизованы люди в Гульрипшском р-не, в Очамчирском р-не, созданы Гагрский и Гудаутский батальоны, мы им дали оружие... Совет обороны проводится в очень строгом режиме. Я заранее извинился перед членами Совета, которых раньше приглашали, сейчас всем заявил, что мы должны забыть и дружбу, и товарищество, и родство, идет война, и этого требует ситуация. Я издам приказ о том, чтобы не только были арестованы, но и расстреляны все, кто не выполнит мое распоряжение...
   Мы приняли постановление о том, чтобы в городе началось патрулирование не только пешими, но и техникой... Мы увеличили штаты, если раньше комендатура насчитывала 40-50 человек, сегодня имеет 700 вооруженных автоматическим оружием людей, которые могут установить порядок. Но до сегодняшнего дня никак не удалось мне установить порядок, хотя я сам выхожу, проверяю, но пока это не получается... Ответственным за контроль выполнения всех постановлений, которые принимает Совет, являюсь лично я, я никому не поручаю контроль. Контроль беру только на себя и лично сам проверяю...
   И, наверно, главное, что беспокоит наше население это - военные вопросы. Я имел встречи и в Совете, и непосредственно с военными частями, и я объявил всем, что я не потерплю те позиции, которые были до сегодняшнего дня - т.е. оборона Сухуми и Очамчиры... Я дал конкретное задание - в кратчайший срок разработать и утвердить план продвижения вперед, но я сейчас не могу вам сказать, в каком направлении и как? Но я вам должен сказать, что считаю своей первой победой то, что я утвердил такой план. Имеются трудности, о которых говорить пока рано, но я должен сказать, что мы в очень ближайшее время подвинемся вперед...
   Что касается бомбардировок... был разговор о том, что примем решения, но все это остается пока в воздухе".

   Корр.: О тех заявлениях, которые раньше делались от Совета Министров, теперь от Совета обороны Абхазской автономной республики за Вашей подписью. Господин Эдуард Шеварднадзе при приезде в СУХУМИ сделал довольно жесткое заявление о том, что если опять будут бомбить Сухуми, будут предприняты адекватные меры в Гудаутском направлении. Население было облегченно ВЗОХНУЛО. но парадоксально, что вышло наоборот, они опять бомбят СУХУМИ и. как видно, мы все-таки бережем мирные кварталы Гудауты. Поэтому эти заявления вызывают явно отрицательные эмоции у нашего населения, они не верят этим ультимативным заявлениям.

   T.H.: Вы правы. Такие заявления делались, но никакие меры не принимались. Я хочу сказать, что после того, как создан Военный совет, я дал приказ и сделал заявление, чтобы были приняты адекватные меры в направлении Гудауты и Ткварчели. Мой приказ был выполнен и выполняется. Когда бомбят Сухуми, в ту же минуту начинается бомбардировка Ткварчели. Вот, позавчера Сухуми подвергся бомбардировке, и очень сильно бомбили Ткварчели из всех установок, которые у нас есть. Кроме этого, был дан приказ, чтобы поднялась в воздух авиация, которая тоже сработала. Поэтому то, что постигло Сухуми, в 3-4 раза больше постигло и Ткварчели. И там имеются большие жертвы, разрушения и, наверное, поэтому тамошние абхазцы пытаются выйти на переговоры.
   Что касается Гудауты, мы ее разбомбили дважды, разбомбили очень сильно. Один раз бомбили с воздуха, второй раз - с моря из системы "Град". Жертв много, разрушений много, но абхазы об этом не заявляют. Потому что там у них упал дух, бойцы морально упали духом до минимума. Поэтому то, что они творят по своему радио, все это - их выдумки, так как хотят поднять дух и настроение народа и бойцов. Кроме этого, после того, как мы разбомбили Гудауту и Ткварчели и бомбили опять... Я должен сказать, что после этого абхазы не принимали участия в бомбардировке Сухуми - это тоже большая заслуга нашего Военного совета, наверно. Потому что мы имеем факты того, что после этого Сухуми бомбят российские войска. Абхазы не имеют ничего общего с той бомбардировкой Сухуми, что была позавчера, абхазов там вообще не было. Огонь открыли с территории лаборатории, где были установки типа "Град". Оттуда обстреливали Сухуми. Их шифровщики сидели в Сухуми, это -русские офицеры. Мы знаем все это, знаем, где сидели.
   Но имеются какие-то проблемы, которые мы должны решить, и поэтому мы пока не называли их фамилии и имена. Но хочу сказать, что я сделал заявление и сообщил русским, что если они не прекратят стрельбу, меня не интересует: большая или маленькая страна - Россия, я дам приказ о том, чтобы та лаборатория и та часть, которая находится в Сухуми, были уничтожены.

   Корр.: Господин Тамаз. Вы упомянули Гудаутское радио и высказали такое мнение, что ложными являются та идеология, та поддержка и настрой, с которыми они выступают по радио. Нельзя не согласиться с Вами, что в Гудаутах радио работает на уровне сплетен и на них строит свою идеологию. Между прочим, когда на Вас возложили руководство Совета обороны Абхазии. Гудаутское радио сделало радиоочерк с таким названием: "Новая должность и новое несчастье" и этот радиоочерк посвящался целиком Вам. Там был разговор о том, что Вы являетесь нацистом, что Вы - большой шовинист и всегда выделялись такими позициями и что Ваша новая должность принесет новое несчастье народу, обществу. Абхазии. Мое мнение по этому поводу Вам известно, но я хочу все-таки обратиться к Вам с таким вопросом: - У Вас есть ли вообще друг другой национальности?

   T.H.: Вы правы насчет Гудаутского радио. Потому что я ежедневно получаю такого рода записи этого радио, читаю и очень неловко чувствую себя за то, что там написано такое, которое очень далеко находится от правды. Вот, если хотите, такой пример: когда скончалась супруга господина Тарба, целый сериал передач был о том, что грузины ее ограбили, убили, отняли все, но в действительности, оказывается, было совсем иначе. Можно привести много таких примеров. Вот, заявляют о том, что в Сухуми не осталось ни одного памятника абхазского писателя, деятеля. Пройдите по Сухуми и увидите, что памятники Гулиа, Чанбе, Эшба и всех других стоят, как стояли. Заявляют о том, что абсолютно сожжена и уничтожена культура абхазов, нет филармонии, разгромлен университет и т.д. Между прочим, несколько дней назад я принял американских журналистов, и они мне задали точно такой вопрос о том, что мы получили такую информацию и неужели это соответствует действительности. Я их посадил в машину, обошел весь город, показал все, и они очень были удивлены. И вообще 90% того, что говорит их радио, является ложью чистой воды.

   Корр.: К сожалению, этой ложью они свой народ, который не понимает всего этого, доводят до психоза?!

   T.H.: Да, они свой народ с ума сводят и оказывают какое-то психологическое воздействие. Что касается той передачи, которая была посвящена мне, я должен сказать, что если Вы помните, в газетах "Абхазия" и "Республика Абхазия" не было ни одного номера, чтобы не было ничего написано обо мне. И, разумеется, я принесу несчастье им, сепаратистам. И несчастье - это хорошее слово по сравнению с тем, что они заслуживают от меня в ближайшее время (смеется). Поэтому я и не скрываю этого и я хочу сказать Вам, что буду бороться до последней капли крови, пока будет существовать этот сепаратизм, абхазский сепаратизм, пока будут существовать враги Грузии, пока они не будут уничтожены физически. Разумеется, я пытаюсь выразить свою позицию.
   Что касается самого абхазского народа, я должен сказать, что у меня хорошие взаимоотношения с традиционалистами и монархистами. Это те политические партии, которые хотят восстановления монархии и старого строя. Я неоднократно говорил и опять повторяю, что я являюсь последним наследником Абхазского Царства, их фамилии Шервашидзе. Тех Шервашидзе, которые управляли Абхазией. Затем идут мои дети. Вот, Мери Шервашидзе - моя бабушка, моя мать и затем иду я... Поэтому мне абсолютно небезразлично будущее абхазов, я очень думаю о них и беспокоюсь о том, будет ли вообще существовать абхазский народ или нет. Вот Ардзинба своей политикой довел до того, что я - грузин, беспокоюсь о том, будет существовать абхазский народ или нет. Я должен сказать, что генофонд народа абсолютно истреблен. Мы тоже многое не говорим. Не должны говорить правду?! У абхазов погибло минимум 3000 человек. Это молодые парни от 16 до 40 лет. Сегодня и завтра это может не проявиться, потому что какие-то процессы все же развиваются и 5-10 лет у абхазов не будет роста населения. И если мы сейчас говорили, что их - 80 тысяч, в действительности их гораздо меньше: 50-60 тысяч; через 5 лет их число упадет до 20-25 тысяч. Кроме того, у того народа, который остался - а у нас есть информация о том, что большинство из них уже уехало - наше продвижение вперед в ближайшие дни вызовет панику и бегство, и они навсегда выселятся отсюда и будут жить в Москве, в России или в любом другом городе. Исходя из этого, 5-10% их останется в Абхазии...
   Сейчас я хочу представить информацию нашим радиослушателям о том, что на той территории, которую мы не контролируем сегодня, находится 20% абхазов, остальная часть выехала. Эти 20% являются сельскими парнями, которых с ума свела та идеология, которая работала в течение этих десятков лет и натравила на грузин. Эта молодежь не знает, что происходит на самом деле, они думают, что грузины идут для их полного уничтожения. Потому, что они не дают народу возможности слушать грузинское телевидение, читать грузинскую прессу. И каждый день они получают информацию о том, что грузин - их враг. Но мы, к сожалению, думаем не только о нашем народе, мы думаем и о них тоже. И поэтому, наверно, у нас нет сегодня успехов. Мы и сегодня кричим о том, что абхазы - наши братья. Я не кричу об этом, но есть у нас такие соотечественники, которые кричат, что абхазы - наши братья и что мы должны жить вместе.

   Корр.: Во всяком случае, господин Тамаз. для меня лично было бы счастьем, чтобы завтра абхазская сторона, та же Гудаутская группировка согласилась на мирные переговоры. Какова лично Ваша позиция по этому поводу?

   T.H.: Когда я говорю, что этот вопрос не решится мирным путем, наверно, это имеет какое-то основание, и не потому, что я так хочу. Абхазские сепаратисты, тот же Ардзинба не пойдет на мирные переговоры, потому что, если он на это пойдет, его народ поймет правду и спросит с него, почему и зачем?! Почему и зачем?! Поэтому Ардзинба и его сторонники сделают все, чтобы бороться до конца. И мы все должны понять это. Вот сегодня что-то доходит до меня. Может, на моем уровне не решается этот вопрос, но за моей спиной идут какие-то переговоры о том, что мы должны сесть за стол переговоров, должны провести переговоры с Ардзинба и т.д. Этого еще никто мне не говорил, но если мне скажут это, я должен сказать, что это будет невозможно. Нельзя впускать Ардзинба в Сухуми, нельзя, чтобы прибыли в Сухуми Озган, Капба, Шамба, Ачба, потому что они являются военными и государственными преступниками. Их должны судить. Возьмем 1989 год, пролилась кровь, кто был наказан? Багапш? Ничего подобного! Когда в 1989 году я говорил, что Багапш является одним из вдохновителей сепаратизма,., многие грузины на меня обиделись, мол, нельзя так говорить, мол, они - наши братья. Вот сейчас этот наш брат в лице Сергея Багапша за то, что мы тогда его не наказали, наоборот, был избран в Очамчирах первым секретарем, а потом стал председателем исполкома и то с помощью Грузии. Сегодня этот хороший парень сидит в Москве и снабжает сепаратистов деньгами, оружием... В Ткварчели почти было достигнуто соглашение о том, чтобы ткварчельские абхазы сложили оружие, но после приезда Багапша изменилась эта ситуация, потому что он дал указание бороться до последней капли крови. Вот поэтому, если мы сегодня не примем мер и не накажем их, эта проблема завтра и послезавтра останется нашим детям. И я с полной ответственностью хочу заявить, что я эту проблему не оставлю нашим детям. Ни вашим детям, ни детям моих друзей, ничьим детям я не оставлю эту проблему. Пока я здесь нахожусь во главе власти, я эту проблему окончательно сниму, у грузинского народа не будет заботой абхазская проблема. Но это не означает, что я уничтожу всех абхазов. В Абхазии будут жить только те абхазы, которые нам желают добра, которые хотят нашу Грузию и которые считают, что Грузия является их Родиной.

   Корр.: И кто знает историческую правду.

   T.H.: Безусловно... В Сухуми осталось 60% населения... Мне дают информацию, что хлеб печется, но хлеб не печется, мука продается, причина - наличие мафии, тех структур, которые используют ситуацию для своего обогащения.
   Мне абсолютно не нравится работа военной прокуратуры, абсолютно не нравится работа военного управления. Поэтому я могу их освободить. Поэтому я имею просьбу, чтобы население поддержало меня. Потому что у меня больше тех, кто мешает, чем тех, кто помогает. Я это заявляю с полной ответственностью. Сегодня люди кричат, что есть Совет Министров, есть другие органы, а я должен Вам сказать, что 80% из них мне наоборот мешают работать. Многие распространяют различные сплетни, многие действуют от моего имени в своих конкретных целях...

   Корр.: Недавно пришла информация, что напали на комендатуру в Сухуми, и оттуда захватили большое количество оружия. И закономерно, наверно, то. то все добро и зло, которое видит общество, в опервую очередь связывает с первым лицом... Вы представляете, каким-то образом и этот факт связали с Вашим именем.

   T.H.: Может быть, на уровне улицы кто-то что-то может сказать, но зачем мне это оружие, когда это оружие - мое! Это оружие записано не за комендатурой. Мы получили 500 автоматов по личной моей просьбе. Лично я попросил Шеварднадзе, Сигуа, и они мне прислали автоматы, где было написано: "Абхазия, Тамазу Надерейшвили, 500 автоматов". Зачем мне нужно нападать на кого-то, зачем заставлять людей совершать нападение на мою собственность, зачем отнимать силой свое собственное?! Свое как хочу, так и распределю. Поэтому те 500 автоматов передал комендатуре, оттуда 100 штук мы передали военной полиции. 50 штук взяли для охраны Совета Министров, телефонных станций, хлебозаводов. ПО автоматов пошло на переднюю позицию и около 200-250 автоматов осталось для патрулирования. Я должен Вам сказать, что мы установим и порядок, и усилим боевые операции, и будут какие-то успехи, и Вы сами это увидите, но только с одним условием, если будет поддержка. Если этого не будет, разумеется, очень трудно будет преодолеть все эти процессы. Я на сессии заявил, что если этого не будет, я пойду в отставку. Это я заявил официально. Но отставка не означает, что -как это сделали многие - я сяду на самолет, поеду в Тбилиси и оттуда буду смотреть, когда освободят мой город, и я вернусь домой. Нет, я, наоборот, когда с себя сниму этот груз в виде Военного Совета, в виде Совета Министров, я возьму оружие и пойду на переднюю позицию. Стоять там для меня легче, чем находиться здесь. Потому что, все это действует на психологию человека и морально тоже. Вот, если анализировать все с августа, или даже до августа, из тех, кто вместе с нами боролся сначала... рядом со мной никто не стоит. Я не вижу того же Напо Месхия, который является большим патриотом и который сегодня мог бы использовать свою энергию... Джемал Гамахария, наш депутат, он - образованный человек, он является профессором абхазско-грузинских взаимоотношений, но он как-то отвернулся от нас, ходит где-то в Зугдиди и говорит, что абхазы - наши братья, абхазов мы не должны уничтожить, что мы должны бороться с хунтой.
   Какая хунта, до хунты ли нам сейчас, кацо. А господин Гиви Ломинадзе, вместе с которым мы боролись, тоже в Тбилиси. Тот же Алика Ломинашвили, затем Гога Хаиндрава прибыл, был, но и он ушел... Почти на всех этапах 2-3 месяца у меня есть соратники, но потом эти люди уходят. Я остаюсь почему-то один. Поэтому это тяжело и психологически. Поэтому я попросил бы у населения, у нашего народа, чтобы они встали рядом со мной, потому что, может, и я вас не устраиваю, может, у меня нет здоровой формы, наверно. 9 месяцев находиться в такой ситуации, бессонные ночи, нервное напряжение - очень тяжело. Тем более, когда видишь, что в это же время твои же грузины тебе оказывают сопротивление..

   Корр.: Я Вам желаю, господин Тамаз. чтобы Вы преодолели эти противостояния и добились победы и мира, чтобы здесь в Абхазии грузин мог жить так, как это положено жить человеку на своей Родине. И в конце один вопрос: 14 мая в Москве состоится встреча на высшем уровне, примет ли там участие делегация Абхазии?

   T.H.: - Мы добились того, чтобы все агентства, все правительства, которые имеют контакт с нами, нас именовали Правительством Абхазии. Потому что раньше было так: раз Абхазия, значит обязательно абхазы, а грузины там как дополнение. Нет, мы являемся правительством Абхазии, а они - гудаутскими бандитами, но бандитами их не называют, а называют "гудаутской группировкой", и пусть называют. Поэтому когда происходят какие-то встречи, какие-то конференции, всегда будет представлена абхазская сторона под нашим руководством, а не под руководством гудаутской группировки. Поэтому я должен поставить этот вопрос на любых переговорах. Вот, переговоры в Сочи, я считаю, неправильно прошли в этом отношении, поэтому, наверно, не было и результатов. Туда не должны были пойти Тенгиз Первый и Тенгиз Второй, я имею в виду Сигуа и Китовани. И Чикваидзе не должен был пойти. Туда должен был поехать Надарейшвили, туда должен был поехать наш военный представитель, кто-нибудь из предстаителей национального движения и наши здешние сухумцы, и мы должны были сесть с русскими и поговорить о вопросах, за которые мы больше несем ответственности и больше понимаем, чем другие, которые приехали. Разумеется, и тбилисские представители должны быть, но мы должны быть "первой скрипкой", как говорят русские.
   Если в Москве будут встречи, моя поездка туда обязательна. А вообще мой выход из города сопряжен с большими трудностями. Я имею много проблем, имею в виду военных, и в Батуми, нас ждут и в Поти, и в Кутаиси, и в Тбилиси. Вот, когда я часто думаю о том, что мы не достигаем Гудауты, и самолет не достигает, а есть такие установки, которые бьют прямо, поэтому необходимы мои поездки, доставки. Но когда я из Сухуми уезжаю, здесь создается наподобие паники. Ведь, не от Нада-рейшвили же зависит, кацо!...
   Если я буду находиться в другом месте и услышу, что город бомбят, в ту же минуту появляюсь в Сухуми. Но у нас много дел извне. Мы - не одни, я сегодня приглашен в Израиль, я сегодня приглашен в Бельгию, я сегодня приглашен в Швейцарию... Необходимо выступать на конференциях, встречах, абхазы этим занимаются... Победа будет очень скоро. Сейчас господин Г.Каркарашвили назначен Министром обороны, и у нас с ним очень дружественые взаимоотношения. И было время, когда мы с ним вместе сидели, и ни у Гии, ни у меня не было ни прав, ни возможности, и кричали, зачем это делается так, а не так! А сегодня и у меня, и у него есть эта возможность. И этот наш дуэт вызывает страх, между прочим, из Гудауты пришел слух о том, что абхазы сказали: раз Надарейшвили стал генералом, а Каркарашвили Министром обороны, плохи наши дела, лучше, мол, бросим оружие (смеется)...

***


 
 
 

Вопрос-Ответ

Счетчики:

Яндекс цитирования