(0.012823)

    Он сидел передо мной и курил, отставив в сторону валик и ведро с краской.
    - Откуда? – и прямой взгляд из-под сросшихся чёрных бровей. Казалось, он видит 
меня насквозь, - невысокий, коренастый, с седеющими висками.
    Заученно, в который раз за три недели путешествия, представляюсь: из России, из 
Подмосковья, путешествую по Кавказу.
    - Русские сейчас плохо воюют, - вдруг безапелляционно заявляет он. – Вот мы, когда 
в азербайджанское село входили, всё выжигали, все дома. И нам уже никто не мог в спину 
ударить. А вот вы в Чечне в первую войну так не делали. И потому проиграли.
    Спокойным приглушённым голосом с хрипотцой он рассказывает мне о войне 
карабахских армян против Азербайджана, которую прошёл всю, от простого солдата до 
старшины роты сил самообороны НКР*. О миномётных обстрелах, кровавых бинтах и 
погибших товарищах из числа русских добровольцев вспоминает как о будничных 
событиях недавнего прошлого. В его глазах нет ни слёз, ни хищного блеска. Да и не 
уточняет он, плохо это или хорошо. Даже курит он как-то философски – отрешённо, а не 
нервно, когда смолят одну сигарету за другой. И говорит он таким тоном, будто 
рассказывает сказку на ночь.
    - А в Мардакерте как было?.. А где Центральный оборонительный район?.. Кто такие 
фидаины? – встреваю я с вопросами. Он же видит меня впервые и абсолютно не знает, кто я 
и что делаю в Карабахе, но не спрашивает об этом. Важно другое – выговориться сполна. 
    И он всё так же спокойно рассказывает правду, слово за словом, воспоминание за 
воспоминанием. И каждый раз добавляет рефреном:
    - В Чечне надо было воевать вот так – и снова про тактику выжженной земли в 
азербайджанских сёлах…
    Я нарочно не перебиваю – бесполезно, не переубедить. Нет, это не «пёс войны» и не 
«романтик с большой дороги», которыми вдоволь попользовались все враждовавшие 
стороны в конфликтах от Приднестровья до Таджикистана. Это человек из другого 
измерения, и понять его можно, только если прожить похожую жизнь. Крепкий и 
рассудительный мужик под пятьдесят, он привык воевать, но чертовски устал от войны, 
которая навечно осталась в памяти, его собственной и его народа - в виде покалеченных 
родных, ослепленных домов и ржавых разбитых танков с высохшими букетами на броне. 
    Эти два чувства – привычка и усталость – в нём странным образом уживаются. Он 
рассказывает страшные вещи, но в то же время любовно красит стены степанакертской 
школы, где в классах висят портреты выпускников, убитых на той войне. И, протягивая 
руку для прощания, произносит:
    - До свидания, брат!..
    Первого сентября он поведёт в первый класс своего младшего сына.

    Сергей Новиков
25 августа 1999 – 2 июля 2001,
Степанакерт – Москва.


-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    *НКР – Нагорно–Карабахская Республика, непризнанное армянское государственное образование в  Юго – Восточном Закавказье. Арцах – местное название этого края. (Прим. авт.)

 
 
 

Вопрос-Ответ

Счетчики:

Яндекс цитирования