(0.678901)

  Степанакерт, мемориал Победы в Великой Отечественной войне. Те, кто погиб в 1991 
-1994 гг., лежат рядом. В этом нет ни излишнего пафоса, ни тем более случайного 
совпадения: для армян Карабаха это была своя отечественная война.

Мемориал в Степанокерте. Фото Сергея Новикова, АВП 1999 г.
    Чуть ниже пешком до бензоколонки и моста над обмелевшей речкой Халфали на юго-
западной окраине карабахской столицы – и Вы на горном серпантине Степанакерт –Лачин 
– Ереван. Второй по значению город Карабаха, Шуша (по–армянски Шуши) стоит на 
двенадцатом километре этой извилистой трассы. На полпути справа от дороги – 
обгоревший Т – 72 на пьедестале. Армен, водитель попутной легковушки, объясняет, что 
это первый армянский танк, ворвавшийся в Шушу в день её освобождения от 
азербайджанских войск - 9 мая 1992 г.:

Танк - освободитель г. Шуша. Фото Сергея Новикова, АВП 1999 г.
     Снарядом башню ему снесло, весь экипаж погиб. Башню обратно приварили, а танк 
на гору поставили как памятник. Мэрия Шуши так решила.
    “Карабах увидишь – забудешь, что есть на свете Швейцария,” – говорили мне в 
министерстве образования и науки Армении. В сказанном все было верно: красивые горы, 
здоровый климат, богатая история. Все, кроме одного “но“. 
    Когда–то город–музей и бальнеологический курорт, Шуша вот уже девять лет лежит в 
руинах. Как и все города Арцаха, кроме столицы – Степанакерта, который уже отстроили. 


    Глупо сравнивать, но, пожалуй, это будет похуже Абхазии, такой же растерзанной войной 
непризнанной республики. Разбитая, заросшая травой персидская мечеть 18 века, целые 
улицы разрушенных домов с пустыми глазницами окон, размашистые надписи краской на 
стенах: ”ЗАНЯТО! 2–я РОТА”, “КАЗАРМА”. Хочется сводить сюда на экскурсию 
современных завоевателей, чтобы в обозримом будущем хотя бы одной войной было 
меньше. 
    Преобладающее чувство при виде этого города – опустошённость – отступает лишь 
перед надеждой, которая, к счастью, имеет под собой твёрдую почву. Почти полностью 
восстановлены два шушинских храма: собор Казанчецоц Сурб Аменапркич – Христа 
Спасителя, и другой, который здесь все знают как Русскую церковь. Люди надеются на 
возрождение жизни без следов войны. И значит, они остаются.

Вид на храм Казанчецоц. Фото Сергея Новикова, АВП 1999 г.
    Остаются верными своей земле и своим принципам. На фоне нищеты и запустения их 
гостеприимство и открытость кажутся невозможными. Бродя по улицам города, я решил 
снять его панораму с крыши одного полуразрушенного дома. Но оказалось, что здесь и в 
ТАКИХ домах живут люди – у ворот на меня удивленно смотрели 90-летняя бабушка и 
чумазый пацан лет четырех, оба не знавшие ни слова по-русски. Мы смогли познакомиться, 
только когда пришел хозяин дома по имени Эльбрус – сын старушки и отец того и еще двух 
таких же карапузов. Он знал русский язык и долго не хотел отпускать меня, предлагая 
заночевать в его доме.


    - Соглашайся, - говорил Эльбрус. – У меня есть многое: большая семья, дом, 
хозяйство. Только гостей издалека в нашем доме лет восемь не было. А у нас есть 
поговорка: гость в доме – значит Бог в доме. 

    Сергей Новиков,
24 августа 1999 – 2 июля 2001,
Шуша – Москва.

 
 
 

Вопрос-Ответ

Счетчики:

Яндекс цитирования