(0.747095)

Нет слов

Павел Мартынов
Нет слов

Урегулирование грузино-югоосетинского конфликта началось с конфликта

Заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК) по грузино-осетинскому урегулированию, проходящее в словенской столице Любляне, ознаменовалось очередным скандалом. Как сообщала «ГазетаСНГ», нынешнее заседание по инициативе действующего председателя ОБСЕ Дмитрия Рупеля было решено провести не в Москве, как обычно, а на территории страны-члена Евросоюза. Однако, как оказалось, это не смягчило позиции сторон и не внесло подвижки в процесс мирного урегулирования.

Государственный министр Грузии по вопросам урегулирования конфликтов, сопредседатель СКК Георгий Хаиндрава в знак протеста покинул заседание, сообщает Росбалт. «Он покинул заседание, поскольку Борис Чочиев (сопредседатель СКК от Южной Осетии — Ред.) не давал Хаиндраве возможность высказать собственные суждения», передает телекомпания «Имеди». Отметим, госминистр Грузии Хаиндрава не раз демонстративно покидал заседания СКК, видимо, когда считал свои аргументы исчерпанными, а поведение югоосетинской стороны – возмутительным.

Напомним, Тбилиси настаивает на изменении формата Смешанной Контрольной комиссии, которая в настоящее время представлена сопредседателями от Грузии, России, Северной и Южной Осетии, ратуя за присоединение к процессу урегулирования в рамках комиссии представителей США и Евросоюза. Кроме того, Грузия настаивает на интернационализации миротворческого контингента в конфликтной зоне. Москву и Цхинвали ни одно из предложений категорически не устраивает.

Кстати, вопросу о российском миротворческом присутствии в канун заседания СКК в Любляне грузинская сторона постаралась придать особую остроту. Так, председатель парламентского комитета Грузии по национальной безопасности и обороне Гиви Таргамадзе обвинил российских миротворцев не много-не мало как во ввозе наркотиков во внутренние районы Грузии через территорию Абхазии и Южной Осетии. «Ввозу наркотиков через конфликтные зоны способствуют российские миротворцы, как минимум, не обращая на эти факты внимания. Но есть серьезные подозрения, что это происходит непосредственно при их участии», - заявил парламентарий, не приведя при этом каких-либо фактов, свидетельствующих об участии российских военных в контрабанде наркотиков.
// GazetaSNG //


 
 
 

Вопрос-Ответ

Счетчики:

Яндекс цитирования