Фейсбук. Любимое

Ю.С.

корифей
#1
Дабы не засирать кошачье-собачью тему...
Буду сюда выкладывать то, что понравилось.

Трудный подросток.

По прошествии месяца стало понятно, что существо по имени Зяма отнюдь не так примитивно, как могло показаться.
Во-первых, физические данные. Несмотря на шнурковый внешний вид, на котором никак не сказалась приличная прибавка в весе, шкет моторно одарён и поражает прыгучестью, бегучестью и вовсеуглызалезучестью. Я подозреваю гиперактивность и уже начала наводить справки по поводу кошачьего риталина.
Когда монстрик успевает поспать - непонятно, так как большую часть времени носится по дому и преодолевает препятствия.
В роли препятствий выступают ступеньки лестницы, мебель различной высоты, оставленные на полу сумки и обувь, а также ноги зазевавшихся человеков. Самое любимое зямино препятствие - кто-нибудь из членов котобанды.
И тут нужно отметить вторую особенность мелкого чертяки: поразительное нахальство и пофигизм. Он, конечно, уже изучил мерзкий характер пенсионерки Глафиры и способен оценить весовую категорию Тоськи, которая в отношении новенького исполняет роль "смотрящего на раёне".
Но это всё Зяме глубоко фиолетово.
Вот он несётся лихим паркуром со второго этажа, и кажется, что тонких длинных лап у него вдвое больше, чем положено. Пролетает в рискованной близости от глашкиного носа, напрыгивает на Вениамин Борисыча.
У Вени на морде тяжёлая усталость замордованного родителя, он уже привычно поддевает лапой зарвавшегося пацана, заваливает его на пол, осторожно покусывает и явно пытается утихомирить. Рыжему - по незлобивости характера - от мелкого достаётся больше всех.
Оттоптавшись на добром дядюшке Вене, Зяма продолжает маршрут забега. Анфиска предупреждающе шипит из-под стула: "Даже не думай!", но он всё-таки делает попытку цапнуть её за хвост. Чернуша независима и обидчива, панибратства не прощает, но и её мелкий бандит достал так, что она только символически взмахивает лапой, не двигаясь с места.
А впереди главное и самое крупное препятствие - Тося, расположившаяся в ожидании трапезы на стратегически верной точке между двумя мисками. Тося умеет быть грозной, а её размеры хорошо работают на образ.
Зямка дуриком подкатывается к ближней миске. Тося напружинивается, раздувается в чудовищный мохнатый шар, издаёт гнусный сипящий звук. Я тянусь за брызгалкой…
Зяма проводит операцию очень грамотно: мгновенно падает на бок тряпочкой и втискивается под батарею спиной к стене. Поза "тётенька, не надо!" никак не вяжется с громким, хриплым, басовитым рычанием, которое он издаёт.
Тоська в обалдении то приближается и заносит карающую лапищу, то отступает и ошалело усаживается на свою жирненькую задницу.
Зяма выводит грозные рулады, продолжает психологическую атаку.
Тоська смотрит на меня вопросительно и беспомощно. Убираю брызгалку, развожу руками: "Бывает... Трудный подросток. Уличное воспитание."
Вениамин Борисыч наблюдает со шкафа, и сдаётся мне, аплодирует в душе́. Мужская солидарность.

Из моей книги "Моя котобанда. Борисычи и остальной коллектив"
 

Ю.С.

корифей
#2
Ешь цельнозерновой хлеб, творог, овощи, зелень. Не соли, добавь немного перца, это ускорит метаболизм. Жуй медленно и осознанно. Последний раз за два часа до сна.
И не забудь отстать от себя, когда вцепишься зубами в теплый багет. Даже если в три часа ночи. Теплый багет и вино, какая разница когда, когда вкусно!

Втяни живот. Качай пресс, приседай, сгибая ноги четко под углом 90 градусов. Не горбись, не смотри на задницы чужих мужиков в тренажерном зале. Не потей, будь приличной.
И отстань от себя. Ты достаточно хороша, чтобы надеть прошлогодний купальник и лечь звездой в центре пляжа.

Проверь телефон, вдруг кто-то позвонил. Проверь почту, вдруг срочный заказ. Посмотри нет ли в личке непрочитанных сообщений. Выгляни в окно, вдруг там апокалипсис, а тебя не позвали.
И отстань от себя. Хватит все контролировать, набери себе ванну и расслабься. Ты справишься со всем, ты скала, львица и сладкий пирожочек.
А если не справишься, пусть будет так. Ты не обязана.

Выкинь мусор, протри пол второй раз за день, поверни все кружки ручками на северо-восток, положи пульты параллельно.
И отстань, отстань, ОТСТАНЬ ОТ СЕБЯ.
Ты уже достаточно хороша. Особенно с этими растрепанными волосами и в пижаме. С отросшим гель-лаком, долгами и тихой утренней ненавистью.

Всем нам нужна крестная фея, чтобы появлялась в момент, когда мы сидим в грязном переднике и отделяем гречку от риса, бывших от настоящего, день от ночи, целлюлит от бедер, седину от кудрей и сказала:

-На хер все! Мы едем на вечеринку.
-Там будет принц?
-Вот еще. Там будут бесплатные коктейли!! И надень кеды, мы будем много танцевать и орать в караоке.

Зоя Арефьева
 

Ю.С.

корифей
#4
Хорошо иметь целую кучу котов вокруг. Если чувствуешь себя плохо — посмотри на кошек, тогда тебе станет лучше, потому что они все знают, знают таким, какое оно есть на самом деле. Их ничем не удивишь. Они просто знают. Они спасители. Чем больше у тебя котов, тем дольше ты проживешь. Если у тебя сто котов, то ты проживешь в десять раз дольше, чем если бы у тебя было только десять. Однажды это обнаружится, и люди станут заводить по тысяче кошек и жить вечно. Это в самом деле смешно.

***
Он явился к моим дверям однажды вечером — мокрый, тощий, избитый, запуганный насмерть, белый, бесхвостый и косоглазый кот. Я впустил его и накормил. И он остался. Научился мне доверять.

Но однажды приятель, подъезжая к дому, переехал его. Я отнёс к ветеринару то, что осталось. Ветеринар сказал: «Шансов немного, вот таблетки, его хребет переломан, но он был сломан и раньше, и как-то сросся. Если он выживет, то никогда не будет ходить. Взгляните на снимки: в него стреляли, дробь осталась внутри. Ещё у него когда-то был хвост, но его отрезали».

Я забрал кота домой. Стояло жаркое лето, самое жаркое за много десятилетий.

Я положил его на пол в ванной. Дал ему воды и таблеток. Но он не притронулся ни к еде, ни к воде. Тогда я обмакнул палец и смочил его губы и стал его уговаривать. Я не отходил от него ни на шаг и разговаривал с ним, и нежно гладил его, а он в ответ смотрел на меня бледными голубыми косыми глазами.

Шли дни. И вот он впервые сдвинулся с места. Он пополз на передних лапах (задние не работали). Добрался до своего лотка и залез в него. Я услышал трубы, возвестившие здесь, в этой ванной, и всему городу, о возможной победе.

Я болел за кота — мне тоже досталось от жизни, не так как ему, но всё же не слабо.

Однажды утром он встал на ноги, вновь упал и посмотрел на меня вопросительно. «Ты сможешь» — ответил я.

Он пытался снова и снова, вставая и падая несколько раз и, наконец, смог сделать десяток шагов. Он шатался, как пьяный, задние ноги никак не хотели идти, он снова упал, отдохнул и опять поднялся.
Остальное вы знаете: сейчас у него всё в порядке.

Он косоглаз и почти беззуб, но кошачья ловкость вернулась, и это особое выражение глаз никуда не делось.

Когда я даю интервью, меня спрашивают о жизни и литературе, а я напиваюсь, сгребаю в охапку моего косоглазого, подстреленного, перееханного, обесхвощенного кота и говорю: «Вот, взгляните».

Но они не понимают и переспрашивают: «Вы говорите, на вас повлияла проза Селина?»

«Нет!» — я поднимаю кота. — «На меня влияет то, что происходит! Например, вот это! Вот это! Вот это!»

Я потрясаю котом и поднимаю его к потолку в этом прокуренном, пьяном свете, но он спокоен, он понимает…И на этом все интервью заканчиваются. Но иногда я всё-таки горд, когда вижу картинки в журналах: вот это я, а это — мой кот, на фотографии вместе. Он тоже знает, что это всё чушь, но всё-таки иногда от этого легче».

©️ Чарльз Буковски, «История одного упрямого сукина сына»
 

Ю.С.

корифей
#6
РЕЖИМ - ЭТО СВЯТОЕ

Аристарх Платонович, почтенный рыжий кот преклонных лет, откликающийся, впрочем, иногда и на «Арю», а ещё чаще, на «кыскысжрать», внезапно захотел есть. Настенные часы показывали половину четвëртого ночи, стало быть – самое время.
«В моëм возрасте, — подумал Аристарх Платонович, — нет ничего важнее режима, увы». Пройдя, ради профилактики, на кухню, он тщательно обследовал свои миски. Разумеется, чуда не произошло. Брезгливо потрогав лапкой горку обрыдшего сухого корма, он вздохнул в усы и задумался, раздражëнно помахивая хвостом.
«Пожалуй, можно, наконец, опробовать хозяйскую методу», — с этой мыслью он прошествовал к холодильнику и провëл по его дверце когтями — раз, другой. Холодильник на это не отреагировал.
«Хм, странно… Наверное, надо сказать это слово, как там это у них звучит: ятолькопонюхаюисразуспать», — Аристарх Платонович помедлил, переводя в голове фразу, наконец, протяжно, вполголоса, мявкнул. Это также ни к чему не привело.
«Напокупают себе китайских холодильников, даже встроенной поддержки кошачьего нету», — раздражëнно фыркнув, кот развернулся и направился в спальню. «Что ж, придëтся прибегнуть к насильственным путям решения проблемы», — он протиснулся сквозь узкую щель между дверью и косяком и уселся перед кроватью. Задумчиво, на пробу, протянул:
— Мя-я-у…

Никакой реакции. На долю секунды ему показалось, что храп Игорëши, непонятно зачем обитающего в его доме существа, чуть-чуть затих, но дыхание домработницы Наташи было всë таким же ровным.
— Миа-ау-оуу! – добавил он каплю страсти в свой призыв, чуть повысив голос.
Храп Игорëши определëнно изменил тональность, а потом вообще подозрительно утих.
— Мииа… — только начал было в третий раз Аристарх Платонович, как тут же был грубейшим образом прерван прилетевшим непонятно откуда тапком. Развернувшись, спасая свою драгоценную жизнь, он пулей вылетел за дверь. Успев спастись на кухне, кот услышал щелчок замка. Доступ в спальню был закрыт.
«Дикие люди, — вздохнул Аристарх Платонович, — воспитываешь их, воспитываешь, а толку…».

Но вопрос надо было, определëнно, решать. На кухонном столе, помимо прочего, расположился аквариум, в котором плавали пучеглазые рыбы. Мелочь, конечно, но когда речь идëт о выживании, нельзя пренебрегать и такими мелочами.
Со второй попытки, первая не получилась – сорвался, не рассчитал — наш герой запрыгнул на стол. Гипнотизируя глазами лëгкие разноцветные закуски, он сунул было лапу внутрь, но тут же испуганно отдëрнул. «Гм, мокро, — мотнул головой незадачливый рыбак. – Видимо, недоваренные, ну и пëс с ними».
Спрыгнув, он направился к кухонной стенке. В нижнем левом ящике, он знал это точно, лежали пакетики с влажным кормом — тоже не Бог весть что, но сойдëт. Подковырнув лëгкую дверцу, кот запустил когти внутрь. Подцепив какой-то пакетик, он довольно прищурился и вытащил его, уронив на пол.
«Что ж, читать я, к сожалению, не научился, — думал Аристарх Платонович, пытаясь прокусить фольгированную оболочку, — но, опять же, привередничать не приходится — не то время. «Заливное каре ягнëнка под белым соусом»? Значит, будем кушать каре. «Паштет из куриной печени с нотками провансаль»? Ничего, и на том спасибо».

Прокусив, наконец, пакетик, Аристарх Платонович с ужасом ощутил на языке и нëбе жгучий, ужасный порошок. «Перец, чтоб меня померанец растерзал, перец, сволочи, вниз переложили…»
— МИУ-ОУ-УУ! МИА-АУУ! – разносилось по кухне. Аристарх Платонович в панике бежал в коридор, его заносило на поворотах, он удерживался на гладком паркете из последних сил, выпустив когти, из коридора – в прихожую, потом – обратно, но пламя в глотке не исчезало. Он намотал уже восемь кругов, когда, наконец, замок двери в спальню щëлкнул вновь, и оттуда вышла заспанная домработница Наташа, позëвывая и почëсываясь.
— Аря, чтоб тебя… Опять… — она зевнула. — Опять тыгыдыкаешь, да? Тыгыдык, тыгыдык… Хуже ëжиков на даче…

Аристарх Платонович, неимоверным усилием воли подавил в себе неприятные ощущения и с невинным и трогательным видом уселся перед Наташей. Он молчал и смотрел, смотрел, вздыхал и молчал. Наконец, сердце домработницы не выдержало.
— Ну что с тобой делать, а? Ну что? – она махнула рукой. – Ну пошли, пошли, всë равно спать не дашь теперь…
Аристарх Платонович мысленно пожал плечами и медленно, с достоинством, вновь направился на кухню.
«В моëм возрасте без режима – никуда», — философски размышлял он, машинально потираясь на ходу всем телом о Наташину ногу.

Автор: Александр Кукленко
 

Ю.С.

корифей
#7
С появлением Фисташки Марусина жизнь стала трудной. Фисташка объявила на нее тотальную охоту. Это означает, что как только Маруся оказывается в поле зрения, у Фисташки загораются глаза, черты ее кошачьей физиономии хищно заостряются и она тут же бросается в бой, воинственно задрав хвост.

Характерно, что до драки никогда не доходит. Маруся убегает сломя голову (и все, что попадается по дороге), и залезает на какой-нибудь из шкафов. Фисташка несется за ней. Когда убегать дальше уже некуда, Маруся разворачивается и издает шип, от которого даже у людей внутри что-то обрывается и холодеет. Фисташка в ответ издает рык, от которого сводит челюсти. Словно Чужой и Хищник обсуждают современные политические новости.

Мы с моейженойТаней, похолодевшие изнутри и со сведенными челюстями, бросаемся между ними, стремясь своими телами предотвратить бойню. Точнее, бросались бы, если бы дело происходило не на шкафах. А так получается просто, что мы вопим и подпрыгиваем где-то внизу. Но, как я уже говорил, до драки дело не доходит. Фисташка, убедившись, что противник готов дать сдачи, предпринимает маневр отхода.
Пикантности ситуации добавляет то, что агрессор раза в два меньше, чем жертва агрессии. Но когда это останавливало истинного агрессора?

Время от времени Фисташке перепадает от кота Тимофея. Он считает, что единственный агрессор здесь – это он. По гендерному признаку. Вступать с ним в открытое противостояние она не решается и обычно улепетывает истерически визжа. Но спускать такое отношение она тоже не готова. Поэтому охотится на Тимофея из засады. В качестве места для засады выбирается кошачий тоннель.

Кошачий тоннель – это конструкция из проволочных кругов, обтянутых тканью. Получается этакая труба с боковыми отверстиями. Там очень удобно затаиться и ждать. Оттуда можно броситься на кота, когда он проходит мимо. Но, если просто броситься на кота из тоннеля, он наверняка увидит бросающегося. Поэтому Фисташка поступает умнее.
Мы не знаем, как она это делает, но на кота бросается весь тоннель целиком. Из него через боковые отверстия вылетают кошачьи лапы и пытаются врезать коту по какой-нибудь чувствительной части тела, например, по носу. Но чьи это лапы – неизвестно! Могут быть чьи угодно, доказательств нет. Кошек в квартире много, далеко не у всех найдется алиби. Никакой суд не вынесет однозначного вердикта. Поэтому Фисташка чувствует себя довольно уверенно, а тоннель, зловеще шелестя, продолжает скакать за Тимофеем.

Вы спросите, а как же теперь Маруся? Маруся адаптировалась. Точнее, адаптировала нас. Еду ей Таня ставит на шкаф. Время от времени, мы запираем Фисташку в другой комнате или на балконе, и тогда Маруся идет гулять. В остальное время она прибегает к старому испытанному способу: садится на краю шкафа и издает мелодичное протяжное «мяу». Кто-нибудь из нас прерывает то, чем он занимался (работу или личную жизнь) и подходит к месту посадки. Маруся осторожно пробует лапой надежность плеча, потом величаво сходит.

Транспорт начинает движение по квартире. Маруся терпеливо ждет. Понятное же дело, что ей надо на гамачок (шкаф в другой комнате, полочку в коридоре, подоконник на кухне – нужное подчеркнуть), но как это объяснить недогадливому транспортному средству? Поэтому Маруся с чувством собственного достоинства следует по маршруту и грациозно спрыгивает, когда оказывается в непосредственной близости от пункта назначения. Весит она килограммов шесть, поэтому от ее прыжка транспортное средство отбрасывает в противоположную сторону. Меня – слегка, моюженуТаню – сильно.
Маруся, глядя нам вслед, деловито устраивается на новом месте.

- Если тащите в дом всякую дрянь, - говорит ее взгляд, - будьте добры вести себя соответственно! И обеспечивать безопасность и комфорт приличным кошкам!

- Да, Марусечка, конечно, Марусечка, - думаем мы в ответ, - мы не жалуемся и осознаем меру ответственности.
И возвращаемся к прерванным делам. Кто к работе. А кто – к личной жизни.

© Олег Самольянов

FB_IMG_1616738462020.jpg
 

Ю.С.

корифей
#8
Корица полна сюрпризов. Этого не скажешь на первый взгляд. Потому что на первый взгляд – это спокойная малоподвижная плотная мохнатая тушка. Но, как вы уже поняли, все это только на первый взгляд!

Во-первых, она необыкновенно умна. Она единственная, кто догадался спать на подоконнике на кухне, рядом с мисками для еды. Потому что своевременно осознала ряд очевидных преимуществ:
большей частью здесь безлюдно,
здесь отличный сквознячок,
а когда приходит время,
появляется еда, -
было нацарапано кошачьим когтем под одной из мисок.

Во-вторых, она необыкновенно грациозна. Это грациозность бегемотика, но не всем же быть бабочками!

В-третьих, она любит общаться. Каждый раз, когда мы заходим на кухню, мы слышим мелодичный приветливый кошачий скрип.

В-четвертых, она не дает себя в обиду. Первые полгода жизни у нас ей приходилось отстаивать свое право на самоопределение. Особенно по отношению к коту. Она это делала самым оригинальным способом из всех – во время поединков в партере она бросалась на кота, но в прыжке быстро разворачивалась и, приземляясь, садилась ему на голову. Для кота это было очень новым переживанием. И, обескураженный слишком креативной тактикой борьбы, он просто перестал к ней приставать.

В-пятых, она быстро учится! Когда она у нас появилась, из всего перечисленного она обладала только грациозностью. Ум, общительность и способность сесть на голову врагу появлялись позже, по мере необходимости.

Еще она очень любит книги. После появления некоторого количества айпэдов в доме, это единственный член семьи, которому все еще нравится запах настоящих бумажных книг. Хотя компьютером она тоже пользоваться умеет.

Уверен, вы уже очарованы Корицей. Если бы я мог также хорошо расхваливать себя и свои услуги бизнес коуча, я бы уже был миллионером. Но, к сожалению, получается только про кошек. Про этих источников чистого и ничем не замутненного счастья, которые грациозно забираются к вам на голову и, приветливо поскрипывая, остаются там навсегда.

© Олег Самольянов
 

Ю.С.

корифей
#9
Отец заходит в комнату сына. Кровать застелена. Чисто убрано, все лежит на своих местах. На столе письмо, подписано: "Папе".
Полный мрачных предчуствий, дрожащими руками он открывает конверт.
Дорогой папа!
С тяжелым сердцем и глубоким сожалением пишу тебе. Я познакомился с новой девушкой, мы вынуждены покинуть дом до вашего с мамой прихода, чтобы избежать сцен.
Мне так хорошо с Сарой, я очень ее люблю.
Но я знаю, ты не сможешь ее принять, из-за всего этого пирсинга, татуировок, кожаных брюк и того, что она твоя ровесница.
Сара сказала, мы будем очень счастливы вместе.
Дело не только в любви. Папа, она беременна.
У нее есть старенький трейлер в лесу и запас растопки на целую зиму. Мы мечтаем обзавестись множеством ребятишек.
Сара открыла мне глаза. Оказывается, марихуана совершенно безвредна. Мы будем сами ее выращивать, и обменивать у соседей на кокаин и экстази.
Сара состоит в секте и очень религиозна. Мы будем молиться о чуде, чтобы Господь излечил ее от СПИДА. Она этого заслуживает.
Не волнуйся, пап. Мне уже 15, и я смогу позаботиться о себе.
Когда-нибудь, уверен, мы встретимся снова, и ты сможешь увидеть внуков.
С любовью,
твой сын Джон.
P.S. Папа, это все неправда. Я через дорогу, у друга. Просто хотел напомнить, есть вещи пострашнее, чем школьный табель, который ты найдешь в верхнем ящике стола. Позвони, когда можно будет без опаски вернуться домой.
/автор неизвестен/ (с)
 

Ю.С.

корифей
#11
Как Наталья Белохвостикова вдохновила Шарля Азнавура на «Вечную любовь»

Летом 1981 года состоялась премьера одного из самых известных советских шпионских детективов «Тегеран-43» совместного производства СССР, Франции и Швейцарии. За первый год проката его посмотрело около 50 млн зрителей! Главной сенсацией было участие в фильме Алена Делона, а также залогом популярности стали Игорь Костолевский и Наталья Белохвостикова в главных ролях и, конечно, прекрасная музыка Шарля Азнавура. Его композиция «Вечная любовь» давно стала мировым хитом, но зрители даже не подозревали о том, что на создание этой песни его вдохновила советская актриса…
По сюжету, в 1943 году перед конференцией в Тегеране руководителей стран антигитлеровской коалиции нацисты планировали покушение на Сталина, Рузвельта и Черчилля, а советский разведчик (Игорь Костолевский) предотвратил этот теракт. Очевидцем происходящего стала французская переводчица (Наталья Белохвостикова). Правда, историки утверждают, что никакого покушения в Тегеране быть не могло. Все события в фильме были вымышленными. А вот у героя Костолевского был реальный прототип – легендарный советский разведчик Геворк Вартанян, работавший в Тегеране. Фильм ему понравился, за исключением того, что герой Костолевского стрелял. Вартанян сказал: «Когда разведчик берется за пистолет, он уже не разведчик».
Игорь Костолевский называл этот фильм самой большой своей актерской удачей – хотя он уже был популярным актером, известным по фильму «Звезда пленительного счастья», именно «Тегеран-43» сделал его настоящим кумиром советских зрителей и принес актеру международную славу. Костолевского утвердили без проб, но в начале съемок едва не лишился роли. За время отдыха он значительно прибавил в весе, и режиссер Владимир Наумов поставил ему условие: советский разведчик должен быть в идеальной форме. За несколько недель ему удалось привести себя в порядок, и тогда его допустили к съемкам.
Главная женская роль досталась супруге режиссера Владимира Наумова, актрисе Наталье Белохвостиковой. Но и ей на съемках пришлось несладко – ее героиня-переводчица должна была говорить на фарси, и актрисе нужно было выучить фразы на незнакомом языке. К тому же в фильме ей предстояло сыграть 3 роли – саму переводчицу, ее маму и дочь. Сложный грим занимал по 5 часов.
Когда режиссеры Александр Алов и Владимир Наумов приехали на съемки в Париж, там они решили, что в их фильме непременно нужно снять звезду французского кино. Идея пригласить Алена Делона поначалу казалась абсолютно фантастической – в те времена он находился на пике популярности, его график был расписан по месяцам.
Тем не менее актер согласился на встречу с советскими режиссерами. Но когда он услышал о том, что ему предстояло сыграть лишь один эпизод, возмутился и поставил условие: «Значит так, завтра в восемь утра на французском языке двадцать страниц хорошей роли. Если вы это сделаете, я соглашусь». За одну ночь авторы вписали в сценарий нового героя – французского инспектора Фоша, и Делон согласился сниматься.
На съемочной площадке Делон показал себя настоящим профессионалом. Только однажды он позволил себе закапризничать: ему нужно было просто выйти из офиса и сесть в машину, но это происходило, по замыслу авторов, на Елисейских полях. Делон потребовал изменить место съемок – он был очень популярен и предвидел, что толпы поклонников могут сорвать съемки. Режиссеры отказались что-либо менять, и тогда Делон пришел на съемочную площадку пораньше, чтобы продемонстрировать, что он был прав. Вокруг него действительно собралось огромное количество людей, но сцену все-таки сняли.
Расчет режиссеров был верным – фамилия звезды мирового масштаба на афишах привлекла в кинотеатры миллионы зрителей. Владимир Наумов говорил: «Конечно, присутствие Делона в картине очень помогло её успеху. 100 миллионов билетов было продано у нас в России, это колоссальное количество, это был рекорд в том году. Картина получила главный приз на Московском международном фестивале и ещё много призов самых разных. Очень хорошо прошла во Франции и была продана во многие страны мира».
После того, как отсняли парижскую часть «Тегерана-43», у режиссеров возникла идея о том, что в фильме обязательно должна прозвучать песня о любви, написанная Шарлем Азнавуром. Немногие знали о том, что «Вечная любовь» была создана Шарлем Азнавуром и Жоржем Гарваренцем специально для этой картины. А вдохновила их Наталья Белохвостикова.
Композитор Гарваренц просмотрел отснятый материал, а затем попросил пригласить в зал Белохвостикову, – и родилась музыка. А когда Азнавур услышал эту мелодию, он в тот же день написал стихи. Ему пересказали сюжет фильма, но больше всего он был впечатлен героиней Белохвостиковой и заявил: «Я буду писать песню специально для этой мадемуазель». После премьеры фильма песня имела такой успех, что с тех пор Азнавур всегда исполнял ее вместе с Мирей Матье в финале своих концертов.
Режиссеры задумали соединить кадры военной кинохроники с песней о любви, но никто даже не предполагал, что это вызовет такой эффект – зрители в кинозалах всегда плакали на этом моменте. Владимир Наумов вспоминал: «Мы попросили наших продюсеров обратиться к Азнавуру. Он согласился. Текст песни был предметом долгих переговоров. Мы хотели, чтобы текст песни написал он сам, а музыку – брат его жены Жорж Гарваренц. Мы работали над песней «Une Vie d’Amour» и во Франции, и в СССР. Сначала это была чисто любовная песня, которая должна была углубить линию взаимоотношений героев Игоря Костолевского и Натальи Белохвостиковой. В процессе работы мы начали понимать, что песня перерастает этот объем, что она касается такой серьезной вещи, как война. Ведь суть картины в том, что война не дает людям соединиться».
Многие запомнили «Тегеран-43» именно по этой песне. Впервые прозвучавшая в этом фильме, она возглавила хит-парады Франции. Говорили, что даже если бы Азнавур написал только эту одну песню, ему хватило бы этого для того, чтобы завоевать всемирную популярность.
(©️ Интернет)
 

Ю.С.

корифей
#12
Меня Гердт научил, как подавать даме пальто.
А вот и зря вы смеетесь: это тоже относится к числу забытых правил! Юного Гердта правильной подаче пальто научил Всеволод Эмильевич Мейерхольд, и Зиновий Ефимович настаивал на том, что мейерхольдовская технология — единственно возможная!
Это ж вам не мешок накинуть. Тут целое искусство…
Гердт инструктировал так: пока дама накручивает на себя свои платочки-шарфики, — не стой в метре с растопыренным пальто (дескать, давай скорее, дура!). Нет! Пальто в это время должно быть смиренно прижато к груди кавалера, руки крест-накрест…
Кавалер как бы обнимает женское пальто, тактично обозначая свое счастье от одной мысли о возможном объятии с предметом… Он весь наготове!
И только когда дама навертела все свои шарфики-платочки, следует элегантным движением распахнуть пальто ей навстречу и — вторым элегантным движением, чуть снизу — подсадить его на плечи.
После чего, чуть приобняв даму сзади, следует нежно, сверху вниз, прогладить воротник. Гердт утверждал: даме будет приятно.
Я уточнил, на всякий случай:
— Зиновий Ефимович, вы уверены, что даме это будет приятно всегда, а не только тогда, когда это делаете вы?
Гердт ответил, конспиративно понизив голос:
— Надо пробовать.
Теперь вы знаете все.
Виктор Шендерович
 

Ю.С.

корифей
#13
Под копны волос проникнет ли удар?
Мысль
Одна под волосища вложена:
"Причесываться? Зачем же?!
На время не стоит труда,
А вечно
Причесанным быть
Невозможно".

* * *

Владимир Маяковский в воспоминаниях современников.

Корнелий Люцианович Зелинский:

Джентльмен-задира, как его назвали на одном диспуте. Хотя нередко Маяковский и грубил с публикой, но по своей природе он был необыкновенно благородным человеком и все человеческое воспринимал очень чутко.

* * *

Николай Корнеевич Чуковский (1904–1965), писатель, мемуарист:

Впоследствии я много раз слышал, будто бы Маяковский был человек грубый. Это глубочайшее заблуждение. В молодости он был человек в высшей степени застенчивый, постоянно преодолевавший свою внутреннюю робость. <…> Часто резкость того, что он говорил, зависела именно от этой насильственно преодоленной робости. К тому же от природы был он наделен прелестнейшим даром насмешливости и безошибочным чутьем на всякую пошлость. Никогда не бывал он резок с теми, кто был слабее его.

* * *

Гуго Гупперт (Huppert) (1902–1982), австрийский поэт и переводчик:

Если меня спросят, какая черта всего сильней, всего выразительней определяла облик Маяковского, я безоговорочно буду утверждать: безраздельная цельность и чистота. Когда, вы пожимали его большую, сухую, но совсем не жесткую руку, когда его взгляд становился внимательным и зрачки чуть расширялись, когда после первых, как бы прощупывающих, интонаций он находил самые прямые слова, словно геометрически кратчайший подход к собеседнику, – вокруг чувствовалась та свежесть и чистоплотность, та атмосфера искренности и доверия, в которой раскрываются сердца.

Лев Абрамович Кассиль. В записи Григория Израилевича Полякова:

Никогда не был похабен или циничен.

Вадим Габриэлевич Шершеневич:

Эмоция в нем была всегда сильнее разума.

* * *

Галина Дмитриевна Катанян:

В нем было то мальчишество, которое так пленяет во взрослом мужчине.

* * *

Наталья Александровна Брюханенко:

К друзьям Маяковский был трогательно внимателен и заботлив.

Я жила тогда на Каляевской улице и как-то захворала. Он пришел навестить меня и привез огромную корзину апельсинов и десять плиток моего любимого шоколада. Не помню, как он назывался, помню только, что он был в ярко-красных обертках.

Когда Маяковский уезжал за границу, он и там не забывал никого из друзей, всем привозились подарки. Даже зубному врачу Ципкиной, у которой он лечил зубы, какие-то медикаменты. Мне он привез как-то теплый оранжевый джемпер и металлическое карманное зеркальце…

* * *

Юрий Карлович Олеша:

Он очень любовно, очень по-товарищески относился к тем, кто был с ним заодно в литературных взглядах, вкусах. Свирепо нападавший на противников, он был прямо-таки нежен с единомышленниками, участлив к ним, внимателен, как врач. Неожиданность такого превращения – из яростного гладиатора на трибуне в ласкового друга среди близких ему по духу людей – чрезвычайно украшала его образ.

* * *

Николай Николаевич Асеев:

Очень он был предан друзьям. Но настоящим друзьям, без лигатуры. Самый милый человек ему был тот, кто умел дружить без расчета, без оглядки. Он не раз говорил, что друг тот, кто ни в чем не изменит, далее в таких обстоятельствах, когда это не измена даже, а просто несогласие во взглядах. В дружбе не может быть несогласия. Даже тогда, когда один говорит то, что не нравится другому. Только чтобы не хвалить врагов. Враг чем талантливей, тем опасней. Но враг не может быть талантливей друга.

* * *

Виктор Андроникович Мануйлов:

Как и многие встречавшиеся с Маяковским, я знаю, что Владимир Владимирович был не только сильным, мужественным человеком, который не страшился никаких трудностей и не терялся ни в какой аудитории, но и добрым, ласковым, нежным к тем, кого любил, кому симпатизировал. Особенно внимательно относился к детям, и в его непосредственности и душевной чистоте было много детского.

* * *

Елизавета Александровна Лавинская (1901–1950), художница, входила в ЛЕФ:

Он разговаривал с ребенком, как с равным, очень серьезно, внимательно выслушивал его, и в этом не было никакой нарочитости, «приспособляемости», он скорей походил не на дядю Володю, а на старшего товарища, хотя бы младшему было всего три года.

* * *

Иван Васильевич Грузинов:

В сердце Маяковского жила большая и трогательная любовь к людям.

Он не мог относиться равнодушно к бедным и обездоленным.

Особенно трогательным было его отношение к неимущим старухам и старикам.

Старость, да еще не обеспеченная, – с таким проклятым фактом Маяковский не мог примириться. Он не мог видеть старого человека, у которого нет каких-то несчастных копеек, чтобы купить кусок хлеба.

Как только у поэта появлялись деньги, он спешил раздать их нищим старухам и старикам.

Об этих чудесных поступках Маяковского знают очень немногие из тех людей, которые были близки с поэтом при его жизни: Маяковский тайно отыскивал бедных старух и стариков и помогал им.

* * *

Людмила Семеновна Татарийская (1907–?), машинистка Маяковского, сестра его соседки по коммунальной квартире в Лубянском проезде, д. 12 М. С. Татарийской:

Случалось, Владимир Владимирович узнавал, что у кого-либо из соседей по квартире произошла неприятность, слышал, что кто-нибудь плачет; он старался выяснить, в чем дело, и успокоить человека или чем-нибудь помочь ему. В таких случаях лицо его становилось каким-то растерянным, растроганным.

* * *

Левкий Иванович Жевержеев (1881–1942), художник, искусствовед, председатель общества «Союз молодежи»:

Неизменный здоровый оптимизм Маяковского прекрасно действовал на всех окружающих. Я не помню случая, чтобы в его присутствии бывало скучно. Еще меньше можно было в его присутствии хандрить. Маяковский всегда чувствовал, если кому-либо из окружающих его в данный момент грустно или тяжело. Он с необычайным тактом умел когда шуткой, когда ловкой переменой темы разговора рассеять и развеселить. И всегда это делалось как бы само собой. Лишь через некоторое время осознавалось, что переменой настроения к лучшему ты обязан именно необычайной чуткости и находчивости этого глубокого знатока человеческой души. И при всем том никогда не приходила в голову мысль, что Маяковский «шутник», несмотря на то, что он любил веселую, жизнерадостную шутку.

* * *

Вероника Витольдовна Полонская:

Владимир Владимирович с большой чуткостью и вниманием относился к каждому человеку. <…> Он любил людей и был к ним внимателен, его интересовало все в человеке. Владимир Владимирович с настоящим, хорошим любопытством говорил, глядел, общался с людьми.

* * *

Николай Николаевич Асеев. В записи Григория Израилевича Полякова:

Обращался с незнакомыми, как будто был со всеми знаком (нестеснительность).

* * *

Лев Абрамович Кассиль. В записи Григория Израилевича Полякова:

Была «сумасшедшая, дикая впечатлительность», был чрезвычайно чувствителен «к спичке», был очень чувствителен к похвале, мог при этом смутиться. <…> Все окончания нервов были как бы «выведены наружу». Чрезвычайно сильно затрагивал любой мелкий факт и сейчас же действовал очень сильно на его настроение соответственным образом. <…> Очень живо переносил общественное в личное.

* * *

Корнелий Люцианович Зелинский:

Я никогда не видел Маяковского плачущим или вконец расстроившимся. Но две женщины, которых он знал, рассказывали мне, что они видели, как он рыдал. Горький (в своих воспоминаниях о том, как Маяковский читал «Облако в штанах») тоже пишет: «разрыдался». А без этого нельзя понять Маяковского. Нельзя понять его сдержанности, его уважения к людям, не позволявшим ему распускаться. Но Маяковский мог и оглушить басом аудиторию и разрыдаться.

Его эмоциональный диапазон был громаден. И вряд ли кто мог понять этот диапазон.

«Хотите – буду от мяса бешеный, –
и, как небо, меняя тона –
хотите – буду безукоризненно нежный,
не мужчина, а – облако в штанах»


Источники: ,,Маяковский без глянца"
https://www.litmir.me/br/?b=251274&p=1
http://v-mayakovsky.com/stihi-1917-1919.h
 

Ю.С.

корифей
#15
Владелец кота на слух определяет из другой комнаты, дерет животное когтеточку или "такблять!".
Владелец кота хранит темную однотонную одежду в бронированном сейфе.
Владелец кота всегда говорит чихнувшему коту: "Будь здоров".
Владелец кота обязательно извинится перед котом, выбираясь из-под одеяла, на котором кот удобно устроился.
Если на спящего владельца кота уронить энциклопедический словарь, он, не просыпаясь, будет пытаться почесать книгу за ухом.
Переживая сердечную драму, владелец кота чаще консультируется с котом, чем с психологом.
Владелец кота совершает бросок в гиперпространство, переставляя блюющее животное с дорогого ковра на пол. А потом извиняется перед котом.
У владельца кота в гостях дергается глаз при виде открытых окна или входной двери.
Владелец кота еще неделю не выбросит большой пустой бумажный пакет доставки суши, потому что котику дискотека.
Владельцу кота борщ без шерсти кажется пресноватым.
Владелец кота в глубине души недоумевает, когда друзья называют его кота просто "кот", а не по паспорту - Ромуальдо Альфонсино Эухенио Пастелильо Пресьосо де Хамон Петров.
Владелец кота передразнивает кота с интонациями, которых кот у него же и нахватался.
Владелец кота каждый божий день сомневается, кто тут чей владелец.
 

Ю.С.

корифей
#16
Смотрела сегодня на канале Золото Мосфильма Тегеран - 43. И как всегда плакала на кадрах кинохроники под Вечную любовь. Вот каждый раз даю себе слово не плакать, и каждый раз нарушаю его.
Завидую всем, у кого есть этот канал...
И да, тоже глаза мокрые в паре мест. А какой там всё-таки Ален Делон)))
 

Ю.С.

корифей
#17
ОХОТНИЧИЙ ИНСТИНКТ
Нома считал себя охотником. В маленьком частном домике на окраине города, где он жил с папой и мамой было на кого охотиться. Вот он и охотился. На мышей, птичек, тараканов и вообще всех, кто был меньше его. И не всегда безрезультатно. Иногда ему удавалось поймать жука, ящерицу или птичку-подранка. На большее он не был способен.
Но ему очень хотелось доказать папе и маме, что он настоящий охотник и принести им мышь или даже крысу. Честно говоря, крыс Нома побаивался. Поэтому, когда в их домике завелся маленький крысёнок, Нома обрадовался и испугался одновременно. Он разглядывал по ночам, как малыш бегал по квартире и воровал хлебные крошки, кусочки черствого сыра или недоеденную колбаску из мусора.
Вот подрастёт, мечтал Нома, и я как поймаю его. Как принесу и положу перед мамой. А она как обрадуется и будет говорить какой я молодец, и охотник хороший, и гладить будет. А то, смеются все.
Номе было очень обидно, что не мог он так здорово охотиться, как соседские коты. Те постоянно своим человеческим родителям приносили то мышку, то птичку. Подкармливали папу с мамой, понятное дело. А кто ещё о них позаботиться, если не мы, коты?
И Нома раздувался от гордости за себя. Правда, мама его утешала. Она говорила.
-Нома. Номочка. Ласточка моя. Ну что ты расстраиваешься? Ну не поймал ты этого противного голубя. Улетел он. А эта мышка убежала. Но ты же знаешь, что мы с папой запрещаем тебе есть их. Они летают и бегают где попало. На них пыль садится, и они становятся грязные, а пыльную пищу есть нельзя. Животик у тебя может заболеть. Ну, иди. Иди к своей мамочке. Я тебя пожмакаю и поглажу.
Она брала на руки Ному и тот забывал о всех своих охотничьих неприятностях. Мама, она и есть мама. А она у него родная. Не то что, у соседских котов. Те приёмные. Они ни капли не похожи на своих родителей. А вот он вылитая мама, ну и немножечко папа.
Так что, вы сами понимаете, как Нома обрадовался, когда в доме появился маленький крысёнок. Нома с нетерпением ждал, когда тот подрастёт и превратиться в большую жирную крысу. Тогда он её поймает, пойдёт помоет и принесёт своим родителям чистенькой. Пусть себе кушают на здоровье и гордятся своим охотником.
Но мама.
Мама увидела крысёнка раньше. Днём. А она страшно боялась крыс. Закричав от испуга и запрыгнув сперва на стул, а потом на стол, она позвала мужа. Тот прибежал из спальни, где дремал под телевизор и стал искать воров или террористов размахивая спросонья лопатой.
А когда узнал, что жена увидела, сел на стул и долго смеялся.
Жена потом также долго ругала его и сказала, что ни от него ни от кота толку никакого нет. Но кота по крайне мере гладить приятно и на руках можно подержать. Когда муж предложил проделать с ним то же самое, то получил подзатыльник и пошел досыпать под телевизор.
А женщина принялась изобретать мышеловку. И на следующий день к вечеру изделие было готово. Это было большое эмалированное ведро, к которому с пола шла широкая рейка. С другой стороны ведра была прикручена проволочка, которая не доходила до ведра на ширину ладони. На кончике проволочки был закреплён кусочек вонючего французского сыра.
Нома с недоумением смотрел на изделие и морщился от запаха. Он очень любил маму, но кто же польстится на этот жуткий французский заплесневелый сыр? От исходящей от него вони к горлу Номы подкатывала тошнота. И он отправился подремать на диван в прихожей.
Ночью Ному разбудил странный шум. Он побежал к ведру и встав на задние лапы заглянул внутрь. Там, на самом дне бегал знакомый крысёнок. Он жалобно и испуганно пищал. А когда увидел Ному, то встал на задние лапки и протянул к нему маленькие передние.
Нома отпрянул от ведра. Всего один удар лапой или укус, и можно будет принести маме и папе улов, не напрягаясь и показать им. И, наверное, они обрадуются. Но ведь это не мой улов, подумал Нома.
Это ведь не я поймал глупого маленького крысёнка. Значит, и не могу его принести, как свой.
А из ведра доносился жалобный, полный отчаяния писк.
Нома пошел. Но что-то держало его. Он сам не мог объяснить себе, что это было. Но он не мог уйти.
Нома долго маялся и то делал несколько шагов прочь, то возвращался. Потом он решился и бросившись на ведро всем своим телом опрокинул его. И сел рядышком.
Маленький крысёнок выбежал и увидев кота испуганно пискнув убежал.
Нома посмотрел ему вслед и ему показалось, что он увидел, как у самого входа в норку крысёнок обернулся, и привстав на задние лапки помахал ему передними.
Вот ещё, подумал Нома. Что за панибратское обращение? Это потому, что у него нет папы и мамы, которые научили бы его хорошему поведению.
Ночью Нома проснулся он странного запаха. Прямо перед носом его лежал малюсенький кусочек колбасы. Нома сел и с удивлением оглянулся. Папа и мама запрещали есть ему колбасу. Они говорили, что это нездоровая пища и у него может заболеть живот.
Но в самом дальнем уголке комнаты зоркие Номины глаза увидели два глаза крысёнка. Они с любопытством и ожиданием смотрели на него. Кот вздохнул. Нельзя быть неблагодарным. И превозмогая себя, он проглотил подношение спасённого малыша. Крысёнок радостно пискнул и исчез в своём жилище.
А через неделю папа ворвался в спальню, где мама смотрела очень полезную передачу о здоровом питании. Папа так смеялся, что мама уронила пульт от телевизора. Они вдвоём пошли на кухню и увидели…
Нома лежал посреди пола на спине раскинув во все стороны лапы. А на его большом толстом животе лежал маленький крысёнок.
Он смешно подёргивал во сне лапками и тихонько попискивал.
Мама возмутилась.
-Мы теперь, что, уже и крысёныша кормить вкусностями будем? Воинственно обратилась она к папе.
-Ну почему же сразу вкусностями, смутился папа. Подумаешь. Кусочек старого сыра, колбасные огрызки и немного семечек.
-Не буду я кормить крысу, возмутилась мама.
Ещё чего. И ушла, хлопнув дверью. А на следующий день возле миски кота она поставила маленькую тарелочку с низенькими бортиками и на ней лежали.
Кусок вкуснющего свежего сыра, кусочек колбаски и очищенные кабачковые семечки.
-Сама чистила, смеясь спросил папа. Он получил подзатыльник, и его направили в спальню досматривать передачу по телевизору и не лезть не в свои дела.
Еще целую неделю Нома изображал охотничий инстинкт. Он, когда видел бегающего по кухне возле тарелочки крысёнка, начинал носиться по дому. Вытворял акробатические кульбиты, махал в воздухе грозно передними лапами с когтями, и рычал. Он катался по полу и прыгал далеко. И вообще. Проделывал все трюки, которые на его взгляд доказывали, что он сейчас очень хорошо охотится за крысенком.
Мама с папой смеялись и хлопали в ладоши. Они громко хвалили Ному и говорили друг другу.
-Какой у нас знатный охотник вырос. Ну, настоящий герой. Не то, что другие коты. Они ему и в подмётки не годятся.
А потом мама брала его на руки и жмакала, гладила и целовала в нос. Она очень гордилась таким хорошим охотником.
Нома с гордостью смотрел вокруг и жалел, что соседские коты не видят, как его любят и ценят.
А, впрочем, это было неважно. Маленький крысёнок сидел тут же недалеко, и смотрел на это представление своими черными глазками-бусинками. Он тоже попискивал, как будто соглашался с Номиными родителями. Мама больше не боялась его. И хотя ещё не брала на руки, но уже не спрыгивала с дивана, когда он забирался на него, чтобы улечься на Номиную тёплую шубку и подремать.
А вы говорите, охотничий инстинкт.
Настоящий охотник, дамы и господа, это дело такое. Тонкое, я бы сказал. Настоящий охотник, он завсегда дичь поймает и накормит. И погладит даже. Если она не очень пыльная.
Вот так-то.
ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
 

Ю.С.

корифей
#18
Сегодня перебирали с мамой шкаф.
На нескольких полках - привезенное из Союза неимоверное богатство: советские пододеяльники, льняные простыни, ситчик. Яркий такой ситчик. В душераздирающие цветы.
Я понимаю ценность этого приданого.
В шкафах - жизнь.
Большая, напряженная, сложная человеческая жизнь.
Вот это покупали со скидкой.
А за этим стояли в очереди.
А это выбросили на Новый Год.
Я помню, как ходили с мамой в универмаг.
Новый Год, помимо всех прочих атрибутов счастья, - это еще *выкинутые* для выполнения плана на прилавки сапоги, куртки и ....и пододеяльники - куда же без них.
Ни один местный человек не осознает этого Великого Таинства - предпраздничная распродажа.
Здесь тоже такое есть.
Но разве сравнить - на каждом шагу магазин. И ВЕЗДЕ есть ВСЕ.
Я понимаю, что простыни и наволочки - это протянутая рука к своей молодости.
Привет, молодость.
Я помню, молодость, как вышивали на пододеяльниках узоры.
Торжественные узоры.
Такие пододеяльники дарили новобрачным.
У них все было впереди.
Но только коротко.
Быт убивал.
Советский сложный быт с доставанием туалетной бумаги и горошка.
Сейчас под моим постом напишут, что это неправда.
И веселились, и радовались, и праздновали.
Я не буду спорить. Человеку необходимы столпы Веры в Прошлое. Каким бы они ни было.
...Все понимаю но говорю маме : * Мам, зачем вот ЭТО ты сюда везла?*
- Что давали, то мы и брали.
Я закрываю рот.
Снова пересматриваем полотенца, и опять ситец.
Мама радуется.
- Смотри, можно же сшить из этого ситца и летний сарафан, и ночную рубашку. Будет легко телу.
Я согласна.
Можно.
И легко.
Но я знаю еще и то, что навряд ли буду этим заниматься.
Мне нужно будет взять этот ситец и везти его к портнихе.
Ездить на примерку.
Мне некогда.
В моей жизни сложно найти место для ситца.
Я зайду в магазин и все, что мне нужно, куплю.
Мама кладет материал опять в шкаф.
- На будущее, - говорит она.
Я молчу.
Мама находит материал для полотенец.
- Я нашью вам полотенец.
Хорошо.
У меня будут полотенца.
...Когда началось светопреставление, в городе не хватало масок.
Мама нашила масок из льняных полотенец.
Я усиленно их таскала, пока не увидела, каким динозавром я выгляжу в городе.
Динозавр в маске из льняного советского полотенчика в рубчик.
И тут как раз подоспел китайский ширпотреб.
Я уже не ношу мамины льняные маски.
Хожу, как все.
Как китаец.
Льняные маски оставляю, как мама.
Про запас.
Если бы я писала сагу, то я бы описала в этой саге рождение ситцевого сарафана или льняного полотенчика.
Как их покупают,
как радуются,
как берегут,
используют.
Материал ветшает, но из него делают тряпочки вытирать пыль.
И жизнь продолжается...
...Мама достает из шкафа фланелевый халат.
Я счастлива.
Как раз в таком халате очень удобно завтракать, или выходить в нем из ванной.
Один такой я сносила до буквальных дыр.
Теперь у меня будет новый халат.
Синий.
В душераздирающие цветы....

( С) Марина Юшкевич
 
#19
Одно из ярчайших воспоминаний детства -мне лет 8, мы с мамой в гостях у ее сестры в Москве. Гуляли, зашли в ГУМ, а там километровая очередь за тканями, отстояли, купили сколько не помню, родственники были в панике - куда мы пропали. А мама из одного отреза сшила платье, как у Алисы Фрейндлих из Служебного романа, длинное в цветочек. Потом летом взяла это платье в Новый Афон и сфотографировалась в нем на мостике в парке.
 

Ю.С.

корифей
#20
Кабанчик поймал жука. Если вы не в теме, и не знаете, что Кабанчик – это еще одно имя нашего кота Тимофея, вы удивитесь. А вот мояженаТаня знала, кто такой Кабанчик. Поэтому она не удивилась. Она пришла в ужас!

Жук был огромный. МояженаТаня читала, что они могут быть ядовиты. Она не знала, правда это или нет. И совершенно не хотела это проверять.

Абсолютно понятно, что прекратить этот ужас можно было только одним способом – отнять жука. Но не тут-то было! Ни один уважающий себя охотник не отдаст свою добычу добровольно. А наш Кабанчик уважает себя очень сильно.

Бедный жук торчал изо рта кота и обреченно шевелил лапами. Таня попыталась открыть коту пасть.

- Дело не сложное, - думала она, - мы же даем ему иногда таблетки? Нужно просто нажать пальцами с обеих сторон за клыками!

Помните, что я говорил в предыдущем абзаце? Именно что. Не тут-то было! Кабанчик держал жука мертвой хваткой. Он рычал сквозь крепко сжатые зубы, но не разжимал их ни на миллиметр. Жук окончательно впал в отчаяние. Таня тоже. Она попробовала еще раз. Кабанчик возмутился, вывернулся из рук и пустился в бега. Таня бросилась за ним. Кошки бросились за Таней, но не все. Только Лася, Ириска и Фисташка. Маруся ограничилась нервным бегом по шкафу из одного конца в другой и обратно. Черника, как всегда, всего боялась, а Корица, как всегда, всех игнорировала.

«А как же Соня?» – спросите вы. И будете правы. Но о Соне речь впереди.

Наконец кота удалось изолировать на балконе, и Таня примчалась за помощью ко мне. Мне польстило, что она вспомнила о муже в этот трудный час, когда потребовалась настоящая мужская решительность и сила.

- Наконец-то, - думал я, теряя тапки на бегу, - я совершу настоящий мужской поступок и реабилитируюсь за тот случай, когда у меня не получилось поменять ручку на двери и все закончилось унизительным звонком в сервис «Муж на час». Они вообще понимают, насколько оскорбительно их название для нормальных людей? - продолжал думать я, забегая на балкон.

Кот всем видом показывал, что готов биться до конца. На мои попытки открыть ему пасть он рычал и отмахивался лапой. Жук был огромный, и хвататься за него мне совсем не хотелось. Мужественность - мужественностью, а жвалы у него были ого-го. Поэтому я находчиво перешел к тактике метких щелчков пальцами по жуку. Его было жалко, но было также понятно, что песенка его уже спета – кот реально его прокусил. Поэтому вопрос о спасении двух жизней уже не стоял. Стоял вопрос о спасении одной (кошачьей) и неподвергании опасности другой (моей).

Тактика щелчков принесла свои плоды, жука удалось-таки выбить из кошачьей пасти и сбросить с балкона. Следом за жуком полетели его ноги. Кот тоже хотел полететь следом, но его остановила предусмотрительно укрепленная решетка.

Наконец все закончилось. Кошки прилегли отдохнуть. Таня облегченно вздыхала. Я втайне гордился, а внешне делал вид, что ничего особенного не произошло. Потом мы все дружно утешали кота, рассказывая ему, что он молодец, охотник и добытчик, и наше возмутительное на первый взгляд поведение было продиктовано исключительно заботой о его здоровье.

Когда я вернулся в свою комнату, первое, что я увидел – укоризненный взгляд Сони, которая осталась там взаперти, вместе с моими потерянными на бегу тапками.

- Я пропустила все самое интересное, - говорили эти глаза, - я не знаю, смогу ли я это пережить. Травма, конечно же, останется. Возможно, мне станет немного легче, если со мной полчаса поиграют с махалкой, той, что с бантиком, а потом покормят чем-то особенным!

Мы с моейженойТаней переглянулись. Вздохнули. Она отправилась на кухню на поиски чего-то особенного, а я направился к шкафу, где махалка с бантиком терпеливо дожидалась своего часа.

© Олег Самольянов

FB_IMG_1617017804364.jpg
 
Сверху