Фейсбук. Любимое

Ю.С.

корифей
✨Сергей Королёв планировал отправить экипаж к Марсу в 1974 году

Полёт, согласно его расчётам, должен был продлиться один год. Чтобы узнать, способны ли люди в принципе выдержать столь длительное путешествие в стеснённых условиях, на территории ИМБП был построен прототип жилого отсека межпланетного корабля. 5 ноября 1967 г. его дверь закрылась за тремя добровольцами – врачом Германом Мановцевым, биологом Андреем Божко и инженером Борисом Улыбышевым. Своим родным они сказали, что отбывают в командировку на Северный полюс – на целый год. Проект был совершенно секретным.

Модуль «звездолёта» напоминал комнату в хрущёвке – всего 12 квадратов, половину из которых занимало оборудование. На остальном пространстве разместились три откидные полки для сна, откидной столик, плита, крошечный санузел, велотренажёр. Вместо душа полагалось ведро воды на 10 суток. Она, кстати, добывалась из мочи «марсонавтов» – в гермокамере была спроектирована замкнутая система жизнеобеспечения. Эту воду пили, ею разбавляли сублимированные продукты, на ней же варили суп. Днём и ночью воздух в отсеке гоняли вентиляторы, создавая шум, как в метро. В такой обстановке испытателям предстояло жить и работать ровно год, находясь под постоянным надзором видеокамер.

Командиром назначили Мановцева, который должен был следить за здоровьем коллег и проводить медико-биологические опыты. За научные приборы отвечал Борис Улыбышев, биолог Андрей Божко занимался работами в оранжерее, которую «пристыковали» к гермокамере через несколько месяцев, а также вёл дневник (впоследствии он станет основой его книги «Год в «звездолёте»).
Общение с внешним миром шло через радиосвязь – действия экипажа направлял мини-ЦУП. Научная цель эксперимента была заявлена как отработка систем жизнеобеспечения и подготовка к полёту на другую планету. Но самым трудным оказались не быт, не аварийные ситуации, не круглосуточный шум вентиляторов, не дефицит воды и еды, а конфликты членов экипажа и борьба за лидерство. Взаимная неприязнь порой перерастала в ненависть.

Бунт на корабле
Уже через два месяца на борту «звездолёта» происходит бунт: Улыбышев и Божко игнорируют Германа Мановцева, не обращая внимания на распоряжения командира. Мановцеву вдвойне тяжело: у него дома осталась беременная жена, и он даже не знает, сообщат ли ему о рождении ребёнка.

Затем ситуация переворачивается: Улыбышеву дают добавку к питанию в виде капсул с маслом (он стал терять вес), и вот уже он оказывается в меньшинстве – два других члена экипажа ему откровенно завидуют. Обстановка накаляется, и в какой-то момент испытатели готовы наброситься друг на друга, но это означало бы провал эксперимента и конец межпланетной миссии. Приходится терпеть. У космонавтов и полярников такое состояние психики называется экспедиционным бешенством. Говорят, полярные экспедиции даже на всякий случай обеспечивают комплектами смирительных рубашек. А троице «марсонавтов» было куда хуже, чем затворникам ледяных пустынь.

«Я вспомнил рассказ врача, участвовавшего в полярной экспедиции в Антарктиде: воды у них сколько угодно, пищу готовили повара, они обменивались «визитами» с пингвинами. Очень захотелось обменять наш комфорт и уют на невзгоды, пережитые ими во время пребывания на ледовом материке», – писал Андрей Божко.

Испытатели общаются друг с другом всё реже, каждый замыкается на своей работе. Но (и это стало одним из главных открытий эксперимента), когда организаторы ещё больше ужесточают условия и вводят аварийную ситуацию, экипаж объединяется и мобилизуется. Так случилось, когда внутри гермокамеры подняли температуру до 35°С, уменьшили подачу кислорода, а концентрацию углекислого газа, наоборот, увеличили в 10 раз. Кроме того, «марсонавтам» перестали давать горячую еду и вполовину сократили суточный запас воды. Вопреки ожиданиям испытатели не рассорились ещё больше, а стали поддерживать друг друга, введя такой термин – «оздоровить отношения». «Мы договорились при трениях откровенно и спокойно обсуждать предмет ссоры и вникать в её суть, при этом соблюдая одно правило: каждый должен говорить о своих собственных ошибках, критика другого запрещалась», – вспоминали они потом.
На 121-е сутки у Бориса Улыбышева начались галлюцинации: ему кажется, что по ночам кто-то ходит по гермокамере. Так продолжается три ночи, пока Борис не решается включить свет и не видит, что в роли призрака выступает Герман Мановцев. Оказалось, что командир втайне от всех принимает обезболивающее, пытаясь скрыть гнойную кисту за ухом и высокую температуру. Ведь если бы он в этом признался, эксперимент бы остановили. В конце концов врач Мановцев берётся оперировать себя сам – лекарства ему уже не помогают.

Но если галлюцинации Улыбышева оказались фикцией, то кошмарные сновидения для «марсонавтов» становятся нормой. «Мне снилось, что чёрная громадная кошка кидается мне на грудь. Я пытаюсь связать её, но она вырывается и вновь бросается на меня. Я проснулся в холодном поту», – так пересказывал Андрей Божко очередной сон.

Лавстори Андрея Божко
Несмотря на тяжелейшие условия эксперимента, не обошлось без радостных событий. 25 февраля 1968 г. в полночь неожиданно включилась громкая радиосвязь. Руководство сообщило командиру экипажа, что у него родилась дочь. Правда, увидеть жену с ребёнком он сможет лишь через 8 месяцев. Единственный из испытателей, кому удаётся вести личную жизнь, – это Андрей Божко. И его случай похож на настоящую лавстори.

22 января к гермокамере пристыковали оранжерею. Экипаж был очень рад: во-первых, это дополнительное пространство, где можно сделать ещё 6 шагов или укрыться на время от других участников. Во-вторых, теперь у «марсонавтов» будут хоть какие-то витамины, а то они уже стали замечать у себя признаки цинги. Примерно в то же время на командном пункте появилась новая дежурная-оператор. «Доброе утро, ребята!» – будила она их приятным голосом. Андрею Божко казалось, что это голос ангела. Он стал думать, как привлечь внимание девушки Виолетты, которую и увидеть-то можно лишь случайно, через не до конца задёрнутую шторку иллюминатора.

Влюблённый «марсонавт» пишет ей письмо и через шлюз оранжереи, в которой он хозяйничает на правах биолога, передаёт его, закопав в грунт. Почтальоном выступает знакомый инженер «с той стороны», помогающий Божко в опытах с растениями. После мучительных ожиданий (ответит или нет? вдруг письмо попадёт не в те руки? а если дойдёт до начальства?) Андрей получает отклик от Виолетты, и они начинают переписываться.

Тайная переписка биолога с оператором командного пункта длится полгода – девушка ждёт возвращения испытателя, словно из реального космического полёта. «Я счастлива, – скажет она спустя много лет. – Господь за что-то меня так вознаградил. У нас прекрасные сыновья, уже доктора наук».
Свадьбу сыграли вскоре после завершения эксперимента. За столом звучали тосты: «За покорение Марса!» А книгу Андрея Божко «Год в «Звездолёте», написанную совместно с Виолеттой Городинской, до сих пор штудируют при организации космических миссий.

Научные результаты сверхсекретного эксперимента используются для составления рекомендаций орбитальным экипажам. Они помогают свести к минимуму конфликтные ситуации, организовать досуг космонавтов, сделать их быт более комфортным. Когда придёт время лететь на Марс, об опыте советских испытателей, имена которых в отличие от фамилий Гагарина и Леонова мало кому известны, вспомнят ещё не раз. В этом можно не сомневаться.
 

Ю.С.

корифей
Mне былo чyть бoльше тридцaти, кoгдa я узнaлa, чтo нa пpивычный вoпрoс «Чем вы cейчaс зaнимaeтеcь?» мoжнo oтвечaть: «Ocим xaим». «Haслaждaемcя жизнью». Bпервые этo выpaжение я yслышaлa здеcь, в Изpаиле. Дoслoвный егo перевoд: «делаем жизнь».

Гopoдcкoе кaфе. Пoлдень. Зa coседним cтoликoм cидит пoжилaя пaрa. Oн и oнa. Не мyж и женa, нет. Cкopее cтаpые знакoмые или дрyзья. Oни непpинyжденнo бoлтaют, немногo флиpтyют, пьют кoфе.
Bдpуг pаздается телефoнный звoнок. Kтo-тo нa тoм кoнце пpoвoдa cпрaшивает его: «Чтo ты делaешь?» А oн: «Ocим xaим». Нacлaждaюcь жизнью.

Не pешaю пpoблемы, не зapaбaтывaю деньги, не ищy oтветы нa вoпpocы, не cтaвлю цели и дoстигaю иx, не xyдею, в кoнце кoнцoв, нет!
Прocтo нacлaждaюcь жизнью.

Этa игpа слoв меня буквaльнo закoлдoвaла, и я пoнялa, чтo тoже xoчу наyчитьcя этомy «ocиму». Пеpвый уpoк мне пpепoднес владелец зooмaгазинa, когдa pанним yтрoм я зaбежaлa к немy за кopмoм для coбaки. Он yже oткpыл cвoю лавoчкy, нo еще не ycпел прocнyтьcя, поэтoмy медленнo pacклaдывaл cвoй тoвaр. Я по oтpaбoтaннoй гoдами привычке стaла oбъяcнять, чтo мне нaдo быcтpо и cpoчнo. Ha этo хoзяин лавoчки дocтaл из клетки мaленькoгo кpoликa и пoлoжил егo в мои pyки. B этoт мoмент я пoнялa: тaк вoт ты кaкoй — ocим хaим! Время для меня оcтaнoвилocь. Глaдить пушиcтый теплый кoмoчек хoтелocь чacами. И cмoтpеть, cмoтpеть завopoженнo нa нетopoпливyю paбoтy пpoдaвца.

Пoтoм былo мнoгo другиx урoкoв, кaждый из кoтopыx пpинocил мне cчаcтье. И я нaкoнец пo-нacтoящемy пoнялa, чтo oзнaчает oсим xaим: "наcлaждатьcя жизнью здесь и cейчac!"

Бoгатcтвo- этo не тo, в кaкoй ты шyбе хoдишь, нa кaкoй машине ты ездишь и кaкой кpyтoй телефoн y тебя в рyкax!
Бoгaтcтвo — этo живые poдители, здopoвые дети, надежные дpузья и кpепкoе плечo любимoгo челoвека!
Если вы cпocoбны видеть, хoдить, гoвoрить, любить и кaждoе yтpo вcтaвать c пoстели - вы cкaзoчнo бoгатый челoвек!
Жaлуяcь нa жизнь, пoдyмaйте o теx, ктo pанo из неё yшел.
Жалуяcь нa любимoгo, предcтaвьте, cкoлькo девушек мечтaют выйти зaмyж.
Жaлyяcь нa свoиx непoслyшныx детей, пoдумaйте o тех, ктo кaждый день молит Бoга oб иx пoявлении.
Цените тo, чтo имеете и coздaвайте cвoй «Ocим xаим».
 

Ю.С.

корифей
Говорят, это реальная история.

Вначале учебного года классная руководительница шестого класса стояла перед своими бывшими пятиклассниками.

Она окинула взглядом своих детей и сказала, что всех их одинаково любит и рада видеть. Это было большой ложью, так как за одной из парт, сжавшись в комочек, сидел мальчик, которого учительница не любила.

Она познакомилась с ним, как и со всеми своими учениками, в прошлом учебном году.
Ещё тогда она заметила, что он не играет с одноклассниками, одет в грязную одежду и пахнет так, будто никогда не мылся.

Со временем отношение учительницы к этому ученику становилось всё хуже и дошло до того, что ей хотелось исчёркать все его письменные работы красной ручкой и поставить единицу.

Как-то раз завуч школы попросил проанализировать характеристики на всех учеников с начала обучения их в школе, и учительница поставила дело нелюбимого ученика в самый конец.

Когда она, наконец, дошла до него и нехотя начала изучать его характеристики, то была ошеломлена:

- Учительница, которая учила мальчика в первом классе, писала: «Это блестящий ребёнок, с лучезарной улыбкой. Делает домашние задания чисто и аккуратно. Одно удовольствие находиться рядом с ним».

- Учительница второго класса писала о нем: «Это превосходный ученик, которого ценят его товарищи, но у него проблемы в семье: его мать больна неизлечимой болезнью, и его жизнь дома, должно быть, сплошная борьба со смертью».

- Учительница третьего класса отметила: «Смерть матери очень сильно ударила по нему. Он старается изо всех сил, но его отец не проявляет к нему интереса и его жизнь дома скоро может повлиять на его обучение, если ничего не предпринять».

- Учительница четвёртого класса записала: «Мальчик необязательный, не проявляет интереса к учёбе, почти не имеет друзей и часто засыпает прямо в классе».

После прочтения характеристик учительнице стало очень стыдно перед самой собой.
Она почувствовала себя ещё хуже, когда на Новый год все ученики принесли ей подарки, обёрнутые в блестящую подарочную бумагу с бантами.

Подарок её нелюбимого ученика был завернут в грубую коричневую бумагу. Некоторые дети стали смеяться, когда учительница вынула из этого свёртка браслетик, в котором недоставало нескольких камней и флакончик духов, заполненный на четверть.

Но учительница подавила смех в классе, воскликнув:
— О, какой красивый браслет! — и, отрыв флакон, побрызгала немного духов на запястье.
В этот день мальчик задержался после уроков, подошёл к учительнице и сказал:
— Сегодня вы пахнете, как пахла моя мама.

Когда он ушёл, она долго плакала.
С этого дня она отказалась преподавать только литературу, письмо и математику, и начала учить детей добру, принципам, сочувствию.

Через какое-то время такого обучения нелюбимый ученик стал возвращаться к жизни. В конце учебного года он превратился в одного из самых лучших учеников. Несмотря на то, что учительница повторяла, что любит всех учеников одинаково, по-настоящему она ценила и любила только его.

Через год, когда она работала уже с другими, она нашла под дверью учебного класса записку, где мальчик писал, что она самая лучшая из всех учителей, которые у него были за всю жизнь.

Прошло ещё пять лет, прежде чем она получила ещё одно письмо от своего бывшего ученика; он рассказывал, что закончил колледж и занял по оценкам третье место в классе, и что она продолжает быть лучшей учительницей в его жизни.

Прошло четыре года и учительница получила ещё одно письмо, где её ученик писал, что, несмотря на все трудности, скоро заканчивает университет с наилучшими оценками, и подтвердил, что она до сих пор является лучшей учительницей, которая была у него в жизни.

Спустя ещё четыре года пришло письмо. В этот раз он писал, что после окончания университета решил повысить уровень своих знаний. Теперь перед его именем и фамилией стояло слово доктор. И в этом письме он писал, что она лучшая из всех учителей, которые были у него в жизни.

Время шло. В одном из своих писем он рассказывал, что познакомился с девушкой и женится на ней, что его отец умер два года тому назад и спросил, не откажется ли она на его свадьбе занять место, на котором обычно сидит мама жениха.

Конечно же, учительница согласилась. В день свадьбы своего ученика она надела тот самый браслет с недостающими камнями и купила те же духи, которые напоминали несчастному мальчику о его маме.
Они встретились, обнялись, и он почувствовал родной запах.

— Спасибо за веру в меня, спасибо, что дали мне почувствовать мою нужность и значимость и научили верить в свои силы, что научили отличать хорошее от плохого.
Учительница со слезами на глазах ответила:
— Ошибаешься, это ты меня научил всему. Я не знала, как учить, пока не познакомилась с тобой…
Очень поучительная история.
Прочитайте и сделайте вывод.
 

Ю.С.

корифей
ДОБРАЯ ИСТОРИЯ.
Давненько это было. В те времена, когда народ получил свободу выбора, где им сажать картошку, и москвичи рванули скупать по дешевке брошенные дома в деревнях Тверской, Рязанской, Калужской и других ближних областях.
Купили и мы домик в Тверской губернии. На машину денег не осталось, поэтому добираться приходилось ЖД транспортом. В основном электричками.
Ох, что творилось на вокзалах! Не знаю, как сейчас, давно не был.
Ну вот, суббота. Ленинградский вокзал. Народу в ожидании электрички 11.40 на Тверь как комаров на болоте. Огородники, рыбаки, байдарочники, студенты, бомжи, мама не горюй! Мне до Твери, там пересадка и дальше.
Затарился я капитально. Велосипед, рюкзак и собака. Не болонка. Дог. Стою я и грустно размышляю, как буду со всем этим хозяйством пробиваться в вагон. А ведь еще и посидеть хочется. Ехать-то три с лишним часа только до Твери.
Смотрю, рядом молодая симпатичная мамаша с двумя детьми лет примерно пяти и семи, с чемоданами. Явно не москвичка. Потому что глаза у нее заклинило в распахнутом положении навсегда от впечатлений. Детки трескают мороженое, а мамаша, чувствую, терзается той же мыслью, что и я. Как сесть с этим табором?
Ну, я и подкатил к ней с предложением объединить усилия. Я, говорю, возьму рюкзак и мальчика вашего, сяду, место займу, а потом мы с вами уже затащим все остальное. Сказано -
сделано. Сели мы удачно. Занял я крайнее «купе». Народу битком, но желающих нас потеснить особо нет ввиду лежащей в проходе догини Даши без намордника. Коммуникабельные дети за «погладить собаку» быстренько выложили, что едут они в Калашниково (часа полтора от Твери в сторону Питера) к бабушке. Едут из Тюмени, где их доблестный папка продолжает
повышать благосостояние семьи добычей нефти и подтянется позже.
Ну и зашибись! Мне еще дальше этого Алкашникова, значит, в Твери будем действовать по отработанной схеме. Уже хорошо.
Девочка, младшенькая, по странному совпадению тоже Даша, захотела писать. Мама ей - потерпи. А чего терпеть? Лучше не будет. Идите, говорю, на перрон, и не стесняйтесь. Здесь сейчас как на передовой. Сходили они удачно, возвращаются. Минуты три до отправления осталось. Слышу - рев. Даша споткнулась и уронила сандалик между перроном и вагоном. Мама говорит - наплевать. А Даша сопли по щекам размазывает: новенькие сандалики, только купили!
Ну, ее можно понять. Выскочила маманя посмотреть, нельзя ли как нибудь сандалик достать, тут-то двери и закрылись.
Я в окошко вижу проплывающее мимо изумленное лицо. До-о-олго помнить
буду. Про стоп-кран я даже не думал. Какой смысл? Пока доберешься до него, пока народу объяснишь, - руки оторвут.
Едем. Прокачиваю в мозге варианты. Сойти где-нибудь? А смысл? Сойти и вернуться? И чего? Сдать детей и багаж ментам? Вариант. Но сколько из меня менты душу будут вынимать? И через сколько мама с детьми встретятся? Еще бы знать, что в голове у этой курицы.
Так, про эту ворону без вещей, денег и документов, которая осталась на перроне в Москве, вообще не думать! Сама пусть выпутывается! Доехать до Твери и оставить детей там? Хорошая мысль. Но где Тверь, там и Калашниково. Я знаю пункт их назначения. И она знает, что я знаю. Если у нее в голове не совсем труха - определится. Решено! Едем до Калашниково!
Так! Теперь дети. Даша орет. Это нормально. Надо бы их как-то различить, а то откликаются обе. Значит, собака останется Дашей, а эта будет Дарьей. Очень хорошо!
Публика окружающая косится и шушукается. Начхать на публику! А вот парнишка, Коля, мне не нравится. Очень спокойный какой-то. Не ревет, не требует повернуть поезд. Не суетится. Смотрит мне в глаза и говорит: "Дядя! Вы ведь нас не бросите?" О, Боже! Чуть слезу
из меня не вышиб.
Много хорошего я про этого пацана про себя потом сказал. Такой сибирский мужичок. Семь лет. Успокоил сестру. Без сюсюканья. Сказал: хватит реветь, та и притихла. Да, серьезно в этой семье поставлен вопрос непререкаемости мужского авторитета. Накормил всех нас, четверых, булочками, напоил минералкой. Достал из кармана сумки билеты, документы,
деньги, отложенные видимо на дорогу от основной суммы, отдал это все мне
и уж окончательно расслабился.
Один раз за всю дорогу я чуть было не смалодушничал. Идет по вагону милицейский патруль. И смотрю, бабка ряда через три от нас тормозит их и начинает чего-то втирать. На нас косятся. Ну и ладно, думаю. Значит, судьба. А Коля это дело просек и говорит: я в милицию не хочу. Так. Ваши документы! Вот наши документы. Куда следуем? В Калашниково.
Это ваши дети? Мент, ты же видишь, что это не мои дети. Я их сопровождаю.
А вот нам гражданка сказала, что у них мать отстала от электрички.
Да нет, мать их (иху мать!) нас провожала. (Хорошо, что я не стал дергаться и
орать, когда электричка тронулась). Сама осталась в Москве. Будет позже.
Ты чего хочешь-то, мент? С вами пройти? Хорошо.
Тогда вот бери велосипед, рюкзак, два чемодана, собаку, девочку (не дай Бог разбудишь)
и пошли.
А сам про себя вспоминаю, есть у нас в УК уже статья о кинднеппинге или нет еще? И тут Коля говорит: "Дядя Андрей, я писать хочу!" Это произвело на ментов впечатление. Почесали они тыквы и свалили.
Повел я мальца в тамбур. Чего ж, говорю, ты дяденек милиционеров не любишь? А от них, говорит, пахнет всегда плохо - водкой и носками.
Так. Тверь. Конечная. Чемодан раз, мамина сумка, Даша, чемодан два, Дарья, велосипед, рюкзак, Коля замыкающим.
Е-мое! Дарья в одном сандалике. Нехорошо по чужим вещам лазить, а что делать? Коля, ищем
обувку. Нашли. Люди добрыи-и-и-и! Сами мы не местныи-и-и-и! Помогитя, кто чем моге-е-ет! А именно - перебраться на другой перрон, где электричка на Бологое. Ну, людьми добрыми наше отечество не оскудеет.
Лишь бы чемоданы не стырили. Но я не представляю, кто тут может бегать быстрее Даши. С чемоданом. Помогли нам три солдата - срочника. Мы отблагодарились сигаретами и пивом. Все довольны. Ура! Едем дальше!!!
Калашниково. Хорошо, что мы озаботились сесть в первый вагон. Так! Коля, вперед! Тормози локомотив, что б нам сгрузиться успеть. Ну, до чего толковый пацан! Дарья, мамина сумка, велосипед, рюкзак, чемодан раз, чемодан два, Даша последней, у нее, если отстанет, телефон и адрес на медальоне выбит, а в обиду она себя не даст. Все!!! Коля! Отпускай паровоз!
Сели на травке. Чувствую, устали все. Я и сам бы прилег и задремал.
Часов шесть уже в дороге. А сколько они еще от своей Тюмени ехали? Так!
Не ныть! Я капитан этого непотопляемого судна. Коля - боцман. Дарья будет штурманом. Даша - лоцманом. Понюхает Дарьину ножку и приведет нас прямо к бабушке. Всем молчать! Капитан думать будет.
А чего думать? Два варианта. Сидеть и ждать маму-ворону. Раз.
И попробовать найти бабку. Два. А как? Двинуться со всем скарбом и спрашивать у каждого, не живут ли внуки в Тюмени? Не такое уж и большое это Калашниково. Тыщь пять населения. За неделю управимся.
Так! Экипаж, слушай мою команду! Боцман пойдет и найдет мне кусок мела, известки, или на худой конец кирпича. Штурман завязывает лоцману бантики на всех местах. Лоцман это терпит и бдительно охраняет такелаж. Капитан уходит в разведку.
Через пятнадцать минут я знал, где живет бабушка. А так же с кем, какую держит скотину, что сегодня с утра топила баню, а Пашке ейному на прошлой неделе набили рожу. И правильно.
Вечером, когда мы сидели в летней кухне и уплетали клубнику с молоком, прижимая к груди сандалик появилась мама-ворона. От нее за версту пахло валидолом, корвалолом и настойкой валерианы.
Потом она сказала, что нисколечко не волновалась. Почему-то сразу решила, что я порядочный человек, детей никуда не сдам и довезу их до Калашниково. И заплакала один раз всего только. Когда, подъезжая к Калашниково, увидела огромную надпись во весь перрон кирпичом по асфальту: "МАМА!!! МЫ УШЛИ ИСКАТЬ БАБУШКУ!!!"
 

Ю.С.

корифей
Старые, но все равно смешные истории:

Приезжает Папазян в провинциальный театр - играть Отелло. И выдают ему
в качестве Дездемоны молоденькую дебютанточку. Она, естественно,
волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения. На сцене такая вся из себя целомудренная кровать под балдахином.
И вот легла эта самая дебютантка за этим балдахином ногами не в ту сторону. Открывает Отелло с одной стороны балдахин - а там ноги. Ну - что поделать, закрыл Отелло балдахин и этак призадумался тяжко. А Дездемона сообразила, что лежит не в том направлении, и перелегла. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там... опять ноги!
После чего продолжать трагедию было, как вы понимаете, уже невозможно.

***
Гастроли провинциального театра, последний спектакль в канун Нового Года - трезвых нет. Шекспировская хроника, шестнадцать трупов на сцене. Финал.
Один цезарь над телом другого должен произнести фразу:
"Я должен был увидеть твой закат
Иль дать тебе своим полюбоваться".
То есть один из нас должен умереть. И вот артист произносит:
- Я должен был увидеть твой... - а дальше забыл, надо выкручиваться, а
это же стихи!... И он таки выкрутился:
- Я должен был увидеть твой... конец! - и задумчиво спросил:
- Иль дать тебе своим полюбоваться?..
И мертвые поползли со сцены...

***
В некой пьесе про пограничников исполнитель главной роли вместо: "...Я отличный певун и плясун!" - радостно и громко прокричал в зал:
"Я отличный писун и плевун!"

***
Чайка" Чехова. В финале спектакля, как известно, должен прозвучать выстрел. Потом на сцену должен выйти доктор Дорн и сказать: "Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился". Но сегодня пауза затянулась.
И выстрела нет. Доктор Дорн, видимо, понимает, что что-то произошло, и нужно спасать положение. Тогда он выходит, долго стоит, все-таки ожидая, что сейчас будет выстрел, но поскольку выстрела по-прежнему нет, он говорит:
- Дело в том, что Константин Гаврилович повесился.
И тут раздается выстрел. Тогда он, еще подумав, произносит:
- И застрелился.

***
Однажды Георгий Товстоногов решил пресечь в своем театре кошачью вакханалию и запретил кому бы то ни было - от уборщицы до примадонны - подкармливать обнаглевших четвероногих. А надо заметить, что среди кошек БДТ была всеобщая любимица - естественно, Машка. Весь театр прятал ее от глаз сурового мэтра, тихо подкармливая и балуя за кулисами. И вот однажды идет репетиция. Товстоногов в ударе, артисты хорошо играют. И вдруг он замечает, что лица актеров напряглись и они явно не думают о спектакле. Артисты со сцены видели, как по центральному проходу совершенно раскованной походкой к ним направляется Машка. Товстоногов заметил ее тогда, когда она подошла к сцене и попыталась запрыгнуть на нее. Но, поскольку Машка была глубоко беременна, она свалилась, чем еще больше усилила напряжение в зале.
Кошка пошла на вторую попытку. Прыгнула и на передних лапах повисла, не в силах подтянуть тело.
"Ну, помогите же ей кто-нибудь",- пробасил Товстоногов.

***
В одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал "Гpозy" Остpовского. Как многие, наверно, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pекy.
Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А
здесь вышел облом: нет, не дают, и т. п. В одном месте им пpедложили батyт. Делать нечего, взяли, но в сyматохе (или намеpенно) забыли пpедyпpедить актpисy. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy... и вылетает обpатно. С кpиком... И так
несколько pаз... Актеpы с тpyдом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе... В этот момент один из стоящих на сцене пpоизносит:
" - Да... Hе пpинимает матyшка-Волга... "
Актеpы, коpчась, падают, актpиса визжит, зpители сползают с кpесел...

***
На одном из спектаклей "Евгения Онегина" пистолет почему-то не выстрелил. Но Онегин не растерялся и ударил Ленского ногой. Тот оказался сообразительным малым и с возгласом: "Какое коварство! Я понял все - сапог отравлен!" - упал и умер в конвульсиях.

***
Молодой актер впервые участвует в постановке, при чем здесь же играет маститый актер, роль молодого - мала, выйти к маститому на сцену и сказать что-то вроде "кушать подано!", и все! Молодой человек очень нервничает, все-таки с метром в одной сцене, жутко переволновавшись, в полубеспамятстве выходит на сцену и видит немного округлившиеся глаза пожилого партнера, понимает, что что-то не так, совсем теряется, бормочет свою фразу и вылетает со сцены. После спектакля известный актер вызывает его к себе в гримерную, еле живой молодой предстает пред очами мэтра и слышит: "Батенька, ну что ж вы так? Это еще ничего было, когда вы вошли в окно, но когда вы ВЫШЛИ В КАМИН!".

***
Малый театр. На сцене Ермолова. За кулисами выстрел - застрелился муж героини. На сцену вбегает актер А. Южин. Ермолова в страшном волнении:
"Кто стрелял?" Южин, не переведя дыхания, вместо "Ваш муж!" выпаливает: "Вах мух!" Ермолова повторяет в ужасе: "Мох мух?" - и падает без чувств.

***
Актер Иванов-Козельский плохо знал пьесу, в которой играл. Как-то выходит он на сцену, а суфлер замешкался. Тут актер увидел старичка, который вчера изображал лакея и, чтобы не было заминки в действии говорит ему: "Эй, голубчик! Принеси-ка мне стакан воды". Старичок с гордостью ответил: "Митрофан Трофимович, помилуйте, я сегодня граф-с".

***
Сцена спектакля. Корифеи Царев (Ц) и Яблочкина (Я). Обоим под стольник. Диалог должен звучать так:
Я: Кашу маслом не испортишь.
Ответ Ц: - Смотря каким маслом...
На выходе получилось так:
Я: - Машу каслом не испортишь..
Ответ Ц не заставил ждать, с ходу:
- Смотря каким каслом...
Самое интересное, они вообще не поняли, что сморозили. Зрители упали под сиденья. Что поделаешь, возраст... А актеры были величайшие.

***
В финальной сцене "Маскарада" молодой актер должен был, сидя за карточным столом, произнести нервно: "Пики козыри", задавая этим тон всей картине. От волнения он произнес: "Коки пизари", придав сцене совершенно другой, комический характер.

***
Актер забыл слова. Суфлер шипит:
- В графине вы видите мать! В графине вы видите мать!
Актер берет со стола графин и, с удивлением глядя туда:
- Мама, как ты туда попала??!

***
Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова "Большевики" выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: "У Ленина лоб желтый, восковой..." он сообщил:
"У Ленина... жоп желтый!..". Спектакль надолго остановился. "Легендарные комиссары" расползлись за кулисы и не хотели возвращаться.

***
Знаменитый актер Александринского театра Василий Пантелеймонович Далматов как-то совершенно запутался на спектакле. Вместо "Подай перо и чернила" сказал: "Подай перна и черна, тьфу, чернила и пернила, о господи, черно и перно. Да дайте же мне наконец то, чем пишут!"
Гомерический смех в зрительном зале заглушил последнюю реплику актера.

***
Абакан. Сей славный город, помимо того что является столицей автономной республики Хакассия, имеет два драматических театра - один, так сказать, городской, а второй - республиканский. Вот в нем и произошла эта невероятная, но совершенно правдивая история. Ставили бессмертное творение А. С. Пушкина "Евгений Онегин". В одной из последних сцен, Евгений (Е) прибывает на бал к своему старому другу (Д) и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог:

Е. - Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?
Д. - Так то жена моя.
Е. - Так ты женат?
Д. - Уже два года!
Ну, и далее по ходу пьесы.

Так вот. Во-первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А, во-вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были брат и сестра. Вот что из этого получилось.
Премьера. Зал битком набит местным бомондом и просто любителями театра.
Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно... его нет... находит глазами Татьяну... Далее диалог:

Е. - Кто там... в ЗЕЛЁНОВОМ берете?
Д. (которого перемыкает от данной реплики...) - Так то СЕСТРА моя!
Е. (который чувствует, что что-то не то происходит, но до конца еще не осознал) - Так ты сестрат?!
Д. - Уже два года!
Обычно такие вещи проскальзывают мимо внимания публики, но в этот раз зал грянул... и, увы, не аплодисментами...
 

Ю.С.

корифей
ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ
В субботу днём, едва проснувшись, я почувствовал потребность привиться повторно, как того требует регламент.
Дома вакцины не осталось, я надел чьи-то шлёпки и вышел в аптеку. В подъезде столкнулся с Ивановым. Мне показалось, что он уже достаточно привит, и я попытался установить с ним социальную дистанцию.
У Иванова с собой было немного вакцины домашнего производства. Он сказал, что прививался ею вчера, и вакцина надёжная. Я не хотел прививаться с Ивановым, но эпидемиологическая обстановка не оставила мне выбора. Спустя короткое время Иванов отошёл в сторонку, сославшись на то, что вот-вот пойдут антитела. С моей точки зрения домашняя вакцина Иванова была, мягко говоря, не Пфайзер.
Я пошёл к жене Иванова (они живут на первом этаже) поделиться соображениями относительно качества их вакцины и вообще перспектив массовой вакцинации. Жена Иванова тоже была хорошо привита. Вдвоем мы попытались прикинуть, опасен ли для нас индийский штамм. Неожиданно вернулся Иванов, он был без маски и без перчаток, я его сразу узнал. Мы тоже были без масок и перчаток. Иванов посчитал наши исследования необъективными, завязалась драка.
Жена Иванова, крича как дура, самоизолировалась в ванной, Иванов грубо нарушил социальную дистанцию, демонстрируя симптомы покраснения лицевых покровов, жар, мат и излишнюю возбудимость, так что я был вынужден воздействовать на него ампулой из-под вакцины, о чём сейчас сожалею.
На основании вышеизложенного, прошу изменить мне меру пресечения, так как страдаю от побочных эффектов и остро нуждаюсь во второй очереди качественной прививки фабричного производства, а в карантине не нуждаюсь совсем. Антитела прилагаю.
P.S. Считаю разумную умеренность в повальной вакцинации в период летних отпусков вопросом выживания нашего биологического вида.
Будьте здоровы! Дата, подпись,
ПЦР. 40 +92– О"
Наталья Ваганова
 

Ю.С.

корифей
Евгений Евстигнеев по рассказам друзей…Единственным недостатком Евгения Евстигнеева было то, что он всегда с трудом запоминал текст. Однажды актер должен был появиться на сцене в ключевом, поворотном моменте спектакля, и его реплика была настолько важной, что без нее дальнейшее действие не могло развиваться. Евгений Александрович вышел и внезапно замолчал, припоминая слова. Слова не вспоминались. Ничуть не смутившись, Евстигнеев повернулся к стоявшим на заднем плане актерам и со своей неповторимой интонацией произнес: — Что же вы молчите? Несмотря на нервное напряжение, среди актеров послышался смех, а некоторые из них потихоньку скрылись за кулисами. Евстигнеев медленно прошелся по сцене, как бы о чем-то размышляя, повернулся к тем, кто остался, и снова спросил — Вы что же, так и будете молчать? Партнеры по спектаклю, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, и не придумав ничего лучшего, оставили Евстигнеева одного. Он еще раз задумчиво прошелся по сцене. Потом произнес: — Ну, раз все ушли, то и я уйду! И ушел за кулисы.

Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова «Большевики» выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: «У Ленина лоб желтый, восковой...» он сообщил: «У Ленина… жоп желтый!..». Спектакль надолго остановился. «Легендарные комиссары» расползлись за кулисы и не хотели возвращаться.

Перед тем как приехать на постановку в «Современник», Анджей Вайда решил посмотреть «На дне» по Горькому, где Евгений Евстигнеев потрясающе играл Сатина. Монолог «Человек — это звучит гордо» он произносил не пафосно, как это было принято, а с папиросой во рту. В результате хрестоматийный текст производил грандиозное впечатление. Но у Евстигнеева была плохая память, и он все время сокращал длинный монолог. Режиссер (Волчек) подошла к артисту и строго сказала: — Женя! Завтра приедет Вайда. Выучи заново монолог, а то будет безумно стыдно. На спектакле все шло хорошо. До монолога Сатина. — Человек — это я, ты… — начал актер… Повисла страшная пауза. Евстигнеев от волнения окончательно забыл слова и смог произнести лишь ключевую фразу: «Человек — это звучит гордо!» — после чего затянулся цигаркой и сплюнул. Волчек в ужасе повернулась к Вайде и увидела, что тот плачет. — Анджей, прости, он не сказал всех слов!!! Вайда, промакнув глаза платком, ответил с польским акцентом: «Галя! Зачем слова, когда он так играет?!»
 

Ю.С.

корифей
Мусик - сомалийский кот. За ним нужен особый уход...
соседка уезжала на две
недели в отпуск и принесла нам нечто со свисающим до пола брюхом и двумя фонарями глаз.
"Сука и предатель" - читалось на морде кота, когда он смотрел на хозяйку
объясняющую нам, чем лучше кормить сомалийца.
К нашему изумлению Мусик ел такие вещи, которые мы даже не пробовали.
Телятину, отварную индейку и кролика у нас в семье никто никогда не
готовил.
Кот упал на бок посередине кухни и надменно наблюдал, как моя бабушка,
которая в войну питалась картофельными очистками, удивлялась
разнообразному меню ссаного кота.

- Галя, а чем он заслужил такие обеды? Он что, воевал? Ладно ещё вот эти
собаки-спасатели.... ну которые вытаскивают людей из-под развалин.... А
твой Мусик кого-то спас?
Мы все дружно посмотрели на кота, стараясь понять, в чем его заслуга.
Мусик медленно моргнул и закрыл глаза.
Проигнорив вопрос, соседка достала из кармана маленькую баночку, в
которой лежала пара чайных ложек красной икры и сказала, что можно
давать коту по десять икринок в день для витаминизации.

Стоя в проходе между коридором и кухней, я услышала, как бабушка,
провожая Галину, тихо себе под нос сказала:"х*янизации". Соседка
остановилась в дверях и выдохнула последний наказ:
- И пусть всегда кто-то из вас будет рядом. Он плохо переносит
одиночество.
- Что он не переносит?! - переспросила бабушка.

- Одиночество, - повторила Галя и потупив взгляд добавила, - с ним
играть надо, чесать, гладить. Только голову не трожьте - этого он не
любит. Лучше по спинке.
Первое, что сделала бабушка, когда закрылась дверь - это положила руку
самалийцу на голову, между ушей. Этот жест означал, что витаминизация
отменяется.
- Ну что, холуй, куриные желудки будешь?

Кот зашипел, но бабуля надавила чуть сильнее и сказала, что
сейчас будем играть, чтобы животное не подумало умирать от одиночества.
Бабка достала зеркальце и пустила по комнате солнечного зайчика. Такую
игру Мусик не знал и скорее всего запомнил на всю жизнь. За час беготни
кот поймал ровно нихрена.
Зайчик скользил по стенам, к самому потолку,
затем возвращался, кидался коту в лапы, проходился по мохнатой морде и
снова взмывал вверх. В какой-то момент даже мне захотелось, чтобы солнце
зашло до того, как кота шандарахнет инфаркт. На закате Мусик сожрал
куриные желудки, невнятно мявкнул и уснул.
Бабушка сделала мне бутерброд с икрой:
- Давай, витаминизируйся, Лен! Завтра кролика будем пробовать.

Из интернета.
 

Ю.С.

корифей
«Солите кашу по-своему».
Психолог рассказала , как реагировать на бестактных и грубых людей

Смотрела на YouTube ролик, как вязать двойную резинку спицами. Милая женщина в вязаной кофте, красивые обои в английском стиле, зеленые бархатные шторы, фотографии в рамках, цветок в керамическом горшке, приятный голос, лицевая петля, изнаночная, стук спиц.

Казалось бы, более невинную и приятную картину придумать сложно. Но даже у этой женщины есть критики. Спицы держит не так, цветок стоит не там, кофта старомодная, обои аляповатые.

Меня всегда поражает вопрос: «А вот вам что, только хорошее писать можно?» Я обещала маме, поэтому сдерживаюсь. Но очень хочется ответить: «Да, именно так, мне писать можно только хорошее. Потому что вы не мой врач, который мне обязан сказать, что со мной что-то не так, не мой муж, не мои родители, не мой психотерапевт, не мой редактор и не мой учитель русского языка, а еще потому, что я вас не спрашивала».

Лет 5 назад, когда мы еще жили в деревенском доме, мы сделали ремонт в прихожей, положили плитку. Пригласили друзей на новоселье. Одна из моих подруг приехала со своим кавалером. И вот он стоит на моей новенькой плитке, которая мне лично очень нравится и кажется идеальной, и спрашивает: «Какой придурок вам плитку клал?» А плитку клал мой муж.

Я еще пытаюсь быть вежливой, говорю:«Раздевайтесь, проходите, садитесь». Но у человека, видно, глисты и свербит: «Нет, — говорит он, — неужели вы не видите: плитка криво положена».

Я все еще пытаюсь быть милой: «Ножки индейки есть в медово-горчичном соусе, пирог с капустой, проходите в гостиную». Но нет, не помогает, человеку очень важно показать, как он прав: «Подайте мне уровень, я вам докажу». Я вообще очень терпеливая, я собак дрессировала, много раз могу повторять одно и то же, но здесь я не выдержала: «Так, — говорю, — да пошел ты лесом».

Подруга моя обиделась очень, не разговаривала со мной пару лет и даже сходила за этого кавалера замуж. Но потом, уже после развода, написала мне, мол, почему тогда еще, в нашей прихожей, не поняла, что от этого человека надо держаться подальше.

Мне неинтересны причины, по которым человек считает очень важным рассказать мне о моих ошибках. Причем есть ошибки объективные, и если мне на них указывают, я к этому отношусь с большой благодарностью. Я реально делаю ошибки, плохо знаю пунктуацию, путаю право и лево и не сильна в точных науках.

А есть моя субъективная позиция. Я могу быть правой, неправой, правой частично, я могу верить в фей, домовых, в то, что НЕ все проблемы из детства (современная психотерапия со мной согласна), и в то, что мне идет синий цвет. Я могу любить, могу не любить, что-то может вызывать у меня плохие ассоциации, но я считаю любое субъективное мнение равноценным моему. Любое, которое не наносит вред жизням и здоровью, в том числе и психическому, других людей.

Есть прекрасное выражение, которое я очень люблю: «Сынок, соли свою кашу по-своему, а я свою буду солить по-своему». Свою кашу вы можете варить по любому рецепту.
Я, например, последнее время полюбила рисовую с тыквой, курагой и кокосовой стружкой — просто ум отъешь. Но если вам невкусно, это не значит, что моя каша плохая, это значит, что вы имеете полное право ее не есть. Меня это не убьет, не обидит и даже не сильно расстроит.

Я рада всем тем, кому нравится моя еда, я вообще люблю кормить людей. Я спокойно отношусь к любым дискуссиям и к любому мнению, даже крайне противоположному, но свою кашу я буду солить по-своему. Я уже спалила, пересолила, переварила, недоварила столько каш, что имею право на свой собственный рецепт. И это касается не только еды.

Инет.
 

Ю.С.

корифей
Вроде было, но не повторить такое невозможно)))

Перво–наперво, в морозилку укладывается несколько перемен рюмок. Ибо вопреки распространеннейшему заблуждению, замораживать надлежит не водку, а рюмки!
Водку следует только лишь охладить, градусов до десяти–пятнадцати. Дверца холодильника вполне подойдёт. И, естественно — водка должна быть хорошей, ибо косорыловка… Ничто ей не поможет.
Далее, ставим варить картошку. Но не абы какую! Картошка, сваренная в чуть подсоленной воде, непременно должна быть рассыпчатой и — душистой! Все остальные варианты мы с презрением отметаем…
Пока картошечка варится, надобно подготовить селёдку. Обязательно — очень жирную, бочкового пряного посола. Аккуратненько чистим, лишаем костей абсолютно, режем на ломтики, и — укладываем на селёдочницу (удлинённо–овальную тарелочку с высотой бортов около 6–9 мм).
Разложив её так, чтобы создавалось впечатление практически целой рыбёшки, сверху густо покрываем её тончайшими полуколечками репчатого лука (белого и красного), после чего сбрызгиваем (мало–мало, но так, чтобы на каждый кусочек попало) постным маслом (подсолнечным.
И упаси вас Боги взять рафинированное! Только пахучее! Только!. Тем временем картошечка почти поспела, но есть ещё время разложить по мисочкам солёные грибочки (опята, лисички, рыжики), и солёные же огурчики.
Предостерегаю – именно бочковые солёные! Не маринованные! Весьма не повредит мелко–мелко порезать укропчику, петрушки, по вкусу – сельдерея или лука–порея, положив нарезанное в отдельную большую мисочку и хорошенько перемешав.
Естественно, что накануне была куплена сметана. На рынке! Густая! То, что называется – ”ложка стоит”… Это – основа для получения вкуса водки. Остальные (по желанию) закуски могут подаваться не раньше, как только после третьей рюмки. Закурить (опять же по желанию) – тоже.
Итак… Кладём на тарелочки варёную картошку. Вилкою каждую картофелину чуть надламываем посередине, и кладём поверх сметану. Щедро посыпаем смесью зелени. Достаём ледяные рюмки, водку, и – производим налитие. Провозгласивши что–либо соответствующее, дружно опрокидываем оные рюмки.
А вот тут – самое интересное: порядок закусывания! (ибо от этого многое зависит) Следует поступать так: поставив рюмку, наколоть ломтик–два селёдки (непременно прихватив лучка), отправить в рот, и — начать медленно жевать. В это время отламывается кусочек картофелины (со сметанкою, с зеленью), и – туда же. То бишь – в рот. Далее – кусочек свежайшего, душистого чёрного хлеба. Пожевать, проглотить.
И — вот тут–то и проявится настоящий вкус водки, какой он должен быть!
После того уже можно огурчика, грибочка или повторить чего–то предыдущего — это уж куда вилка протянется. Ибо препятствовать мыслью тут — не надо!
Организм — он мудр подсознательно, и сам разберётся, куда руку с вилкою направить…

Никита Вознесенский
 

Ю.С.

корифей
Говорят, что однажды Стелла Адлер (ученица Станиславского) предложила студентам следующий этюд:

- Представьте себе, что вы - куры. Вы гуляете по двору, когда раздаётся оповещение об атомной бомбардировке.

Студенты принялись усердно импровизировать, демонстрируя, как они разгребают лапами землю, клюют зерно, пьют воду, а потом в панике мечутся по сцене.
И только один студент спокойно сидел в сторонке, не проявляя малейших признаков тревоги.

- Эй, а ты почему не реагируешь - обратилась к нему преподавательница.

- А чего мне реагировать? Я - курица. Высиживаю яйцо. И потом, откуда курице знать, что такое атомная бомба?

Студента звали - Марлон Брандо
 

Ю.С.

корифей
Вот так прочитала и подумала - бедная женщина! Это ж надо так заморачиваться.
Я до 40 лет ела столько, что не всякий мужик слопает, и была тоща как смерть. Сейчас на те фотки смотрю - да ну нах, это ж страсть господня.
В 40 лет начала прибавлять, видимо, метаболизм замедлился, но и вместе с тем начала хорошеть, ушла смертная худоба, стала нравиться мужикам больше.
Потом прирастала потихоньку, ныла, поняла, что надо уже не тазиками есть, а тарелками.
Сейчас меня все устраивает, кроме пуза, чуть уменьшила размер тарелки, но ни в чем себе не отказываю.
А уж то, что со спортом не дружу, знают не только форумчане, но и все окружающие.

Так что ниже какая-то жуткая история, хоть это и юмор.

У меня вопрос - когда мне уже можно будет пожрать?
Нет, ну сами посудите.
Окинула я недавно взглядом женскую жизнь. И что выходит?
В 15 лет прут гормоны, припухлость, которую родственники считают «милой», а сверстники наоборот.
Отсюда сразу – правильное питание, спорт, разные ограничения.
Булки обходим стороной.
Тортики долой. Эмбарго на эклеры.
Дальше больше. 18-25 – отчаянно хочется любви и отношений, а также вот ту мини-юбку и купальник - шворочки.
И чтобы все ахали, когда ты на пляже идешь. И даже, если не на пляже.
А тут – на десять девчонок по статистике девять ребят. Минус алкаши. Минус наркоманы. Минус тунеядцы. Остается один.
Поэтому, снова «Прощай, оружие», ой, то есть «прощай, пирожное».
Здравствуй, бег по утрам.
Ладно, допустим, нашли мужа, можно успокоиться?
Не тут-то было. Ребенок.
Беременность, роды, гормоны…
Поплывшая талия, плюс 15 килограмм.
Страшное слово целлюлит.
Здравствуй, диета, ограничения, ПП.
Долой булки. Своих хватает.
При этом килограммы почему-то не уходят.
Метаболизм, чтоб ему пусто было, замедляется.
Подналегаем на спорт.
Пашем до 8-го пота. До 7-го не помогает.
Еще теплится надежда, что все впереди.
Однако, когда «впереди» наступает, становится очевидно – все еще хуже.
Здравствуйте, паровые овощи и котлетки без соли.
Минус бег, привет, хруст в суставах, варикоз и пяточная шпора.
Здравствуйте, биодобавки и ходьба.
Скандинавская и украинская.
По магазинам здорового питания.
И за утягивающими трусами.
Плюс косметолог.
В принципе, даже хорошо.
Денег все равно на тортики не остается.
Смотрю вперед и понимаю, впереди никакого облегчения ждать не приходится.
А ну, климакс. Опять гормоны и попрет, как на дрожжах, которых уже сорок лет как не видели.
Была у меня еще слабая надежда на пенсию, так вчера лопнула.
Когда мама сказала, что в ее возрасте о булках и подумать нельзя. Энергии тратится меньше.
Нагрузка на суставы больше. Надо худеть. А живот растет. Сам.
Здравствуй, овощной салатик, кефир по вечерам и оздоровительная гимнастика.
Гречка.
Прекрасный такой набор, можно чередовать.
Так вот у меня вопрос – когда можно будет нормально пожрать?
Шашлыки вот эти, стейки свиные, хлебушек свежий. Беленький. Пахучий. Дрожжевой.
Селедочку.
Майонез (я его правильно написала?), копченую куру, колбаску, мясо с сырком запечённым, сальцо.
Эклеры и заварные пирожные, тирамису там всякие, шоколадные муссы и прочие круассаны?
Чтоб не раз в год и не два.
А на постоянной основе.
Когда хочется.
Очень меня этот вопрос интересует.
А то так и помрешь не жрамши. . .

Дарья Исаченко
 
Так вот у меня вопрос – когда можно будет нормально пожрать?
А когда хочется. Если заморачиваться, чтобы нравиться другим, а не себе - то ну их нафиг, эти диеты и ПП. Если ты, именно ты, для себя хочешь быть худой и без диет этого не получается - то нефиг и стонать, что хочется того, или этого. Жизнь одна, умирают и толстые, и худые. Только упитанные живут себе в удовольствие, а те, кому худоба достается тяжело - и живут в напряжении. Вот как-то так.
 

Ю.С.

корифей
Человек написал письмо владельцу небольшого отеля:

- Я хотел бы взять с собой собаку. Она хорошо воспитана, конечно, не доставит хлопот. Вы не возражаете?

Получил ответ:
- Я содержу отель в течение многих лет и никогда ни одна собака не украла мои полотенца, постельные принадлежности или картинку со стены. Я никогда не должен был вызывать полицию из-за того, что собака напилась и начала скандал в середине ночи. И никогда не случалось, что собака не оплатила счет. Поэтому с радостью приветствую собаку, и если она поручится за Вас - Вы также можете приехать.
 

Ю.С.

корифей
В кофейне две седовласые дамы наперебой кричат официанту:
— Молодой человек, молодой человек, сколько же можно ждать! Всех уже по два раза обслужили!
Официант (нехотя подходит, высокомерно):
— Что будете заказывать?
Дама постарше:
— Принесите нам рому. По 150.
Официант (растерянно):
— Простите, у нас нет.
Дама помладше:
— Нет? Тогда водки.
— Простите, у нас нет водки.
— Тогда фуагра.
— У нас нет фуагра. У нас кофейня.
— Кофейня? Странно — в Париже в кофейне мы ели фуагра, а у вас нет. Вы говорите по-французски?
Официант, упавшим голосом:
— Нет.
— Я тоже не говорю. Тогда два кофе и два миндальных пирожных.
Официант растерянно отходит.
Дама постарше подруге:
— Это у них называется «троллинг».

Из сети.
 

Ю.С.

корифей
Как спасться от жары.
Загляните в подвал и достаньте: сухое белое вино «Совиньон» производства «Солнечная долина» (ни в коем случае не используйте красное вино «Бастардо» или «Мерло»), подойдет год, начиная от 2019-ого, красную малосоленую икру, лучше всего кеты, она самая водянистая, на худой конец можно нерки, но ни в коем случае не горбуши (икра горбуши малозерниста), вологодское сливочное масло – 100 грамм, французский багет, колотые кубики льда, медовые узбекские абрикосы и нектарные испанские персики.
Нарежьте французский багет, смажьте вологодским маслом и покройте толстым слоем кетовой икры.
Охладите бокалы и налейте туда белое вино «Совиньон», добавьте колотый лед.
Тщательно промойте абрикосы и персики. Все-таки свирепствует Ковид.
Осторожно пейте вино малыми дозами (не переборщите) и заедайте красной кетовой икрой. После каждого глотка и бутерброда освежайте рот абрикосом или персиком.
Научное обоснование: при жаре через пот из организма человека уходит соль, поэтому ее недостаток восполняет соленая икра. Белое вино – нормализует давление, а абрикосы и персики обогащают организм влагой.
Не благодарите😋

Вячеслав Харченко
 

Ю.С.

корифей
Белочка

Валерка – сто сорока килограммовый пятиклассник, сидел на террасе своего большого купеческого дома и пил чай вприкуску.
Хотя, какой там пятиклассник? Ему уже сорок шесть, но я его знаю с семи, поэтому до сих пор не могу привыкнуть, что он давно не игрушечный, а самый настоящий взрослый дядька.
История эта совсем не такая масштабная и эпическая, какие случались с моим другом ранее, но она вполне его характеризует.

Итак, Валера сидел в плетеном кресле на террасе и пил чай, любуясь кусочком своего собственного соснового леса.

В кроне одного из деревьев показалась белочка, она деловито бегала вверх и вниз по стволу, решая свои неотложные вопросы.
Вдруг, откуда-ни возьмись, прилетел черный птеродактиль и принялся кружить над испуганной белочкой. Белка попыталась скрыться от этого кошмара в густых ветвях, но не успела, ворон, слету клюнул бедняжку в голову.

Белка оторвалась от дерева и безжизненным, мохнатым воротничком полетела к земле. Довольный ворон ловко спикировал к своей бездыханной жертве, и только в этот момент Валера пришел в себя и как пулемет Максима, принялся пулять в убийцу всем, что было под руками: пепельницей, сахарницей, чашкой с чаем, конфетами и ложками.
Птеродактиль удивился, испугался и недовольно улетел ни с чем, а Валера подбежал, склонился над мертвым, рыжим воротничком, потрогал его своими толстыми пальцами-сардельками, и ему вдруг показалось, что маленькое сердечко все еще бьется.

Дальше начались лихорадочные отрывания зеркала в ванной, для проверки дыхания (хорошо, что дачный забор очень высокий и совсем не прозрачный, а то бы соседи с ужасом увидели, как Валера лежит под сосной и зачем-то заглядывает под большое круглое зеркало) зеркало ничего не принесло, кроме потери времени и сил, потом полетели звонки в службу спасения, и дежурные операторы, нужно отдать им должное, не подняли испуганного Валеру на смех, а честь по чести, дали адрес ближайшей круглосуточной, специализированной клиники для грызунов.
Уложил мой друг, рыжее бездыханное тельце в деревянную коробку от коллекционного коньяка, вскарабкался в огромный джип, и не закрыв за собой гаражных ворот, помчался напрямик сквозь поля, леса и огороды, чтобы срезать путь и миновать вечную пробку на переезде. А путь, надо сказать, был совсем не близким - километров пятьдесят с гаком.

В поликлинику Валера вломился около полуночи, но несмотря на столь поздний час, в предбаннике толпилось человек пять: с горностаями, выдрами, хомячками и мангустами.
Валера сходу заорал, что его белочка с острой болью и попер без очереди.
Дорогу ему решительно преградил мужик с каким-то барсуком в клетке. Мой друг рассвирепел и заорал: - «Ты посмотри на своего наглого хорька, он спокойно лежит и даже что-то жрет, и глянь теперь на мою белочку в полном отрубоне! Чувствуешь разницу!? Хочешь я тебя сейчас по балде киркой накерню, а потом вместе с тобой в очереди посижу!?
Мужик проникся логикой (а скорей всего струхнул – Валерка страшен в гневе), отступил, и сто сорока килограммовый спасатель, без стука вломился в кабинет.
Айболит оценил состояние почти мертвой белки и выразил некоторый скепсис, но увидев огромные кулаки посетителя, а главное его решимость, сразу принялся за дело всей своей жизни, даже помощников позвал.

Через полчаса, когда Валера осторожно заглянул в операционную, он понял, что белочку спасут.
Больная лежала распластанная на специальной дощечке – подобии операционного стола, но самое удивительное и вселяющее надежду было то, что на беличьей мордочке красовалась малюсенькая масочка для наркозика.

Наконец, когда операция была завершена, Айболит позвал хозяина белки и устало сказал:
- У больной: черепно-мозговая травма, плюс ушибы и внутреннее кровотечение. Положение очень тяжелое.
И вы свидетель, мы сделали все что могли и даже больше. Но не волнуйтесь, жить, скорее всего, будет, только ей сейчас нужен хороший уход и покой. Вот рецепты, будете делать уколы. В ближайшие дни, пока белочка еще очень слаба, на дно клетки, лучше положите…

Валера перебил доктора:

- В смысле клетки? Какой клетки?
- Ну, клетки, в которой она у вас живет…
- Она у меня не живет – это вообще не моя белка.
- Как, не ваша? А чья же?
- Ничья, обычная, лесная белка, ее клюнула ворона, я случайно увидел и привез.

У Айболита потемнело в глазах и чуть не случился удар, еще немного и он сполз бы по стенке. В руках у доктора дрожал астрономический счет за лечение бесхозной белочки, на целых 16 тысяч рублей (00 копеек)

Валера успокоил Айболита и тут же сполна расплатился за белку-бомжа, даже коньяк подарил, который остался от деревянной коробки.

Спустя неделю уколов, процедур и отличного питания, больная совсем поправилась и Валера выпустил ее на волю.

С тех пор, когда он на своей террасе садится пить чай, то всякий раз шурудит кедровыми орехами, вглядываясь в кроны деревьев и маленькая, рыжая соседка по даче, не заставляет себя долго ждать.
Белочка появляется с неожиданной стороны, беззвучно запрыгивает на стол и довольный Валера закуривает трубку. Гостья морщится, крутит носиком, но из приличия не уходит, а терпеливо ждет, когда, наконец, сменится ветер...

Автор неизвестен
 

Ю.С.

корифей
Константин Паустовский и его кот

О сложных взаимоотношениях Паустовского с котом рассказывала жена Константина Георгиевича Татьяна Алексеевна. Сам Константин Георгиевич в продолжение всего этого ее рассказа молчал.

Если кот, — рассказывала она, — вспрыгивает на его рабочий стол и ложится на рукопись, над которой он в данный момент работает, Константин Георгиевич спокойно продолжает писать, располагая строчки сочиняемого им рассказа так, чтобы они обтекали туловище животного, не мешая ему наслаждаться согревающим его теплом настолько лампы. Но вот настает момент, когда незанятая телом кота часть бумажного листа уже заполнена и надо начинать новый. Положение становится безвыходным, и тогда писатель, желая продолжить творческий процесс, кричит:

— Таня! Прогони кота!

— Константин Георгиевич, это правда? — спросил я.

Он молча кивнул.

— Но почему же вы сами его не прогоните?

— А зачем мне портить с ним отношения?

©️ Бенедикт Сарнов. «Перестаньте удивляться! Непридуманные истории»
 

Пава

писатель
Ю.С.
Вы и Ваши авторы с гастрономическими одами вызываете обильное слюноотделение. Что ни слово то песня.
 
Сверху