Фейсбук. Любимое

Ю.С.

корифей
Ода котам
Коты важнее, чем диваны.
Они нужнее.
Коты, как май, благоуханны,
Цветов нежнее.
И пахнут розовым бутоном
Кошачьи пятки.
Когда коты гуляют томно
По вашей грядке.
Собака друг вам, но однако
Коты вам – братья.
И посему погладь собаку.
Коту – объятья!
Что может быть котов чудесней?
Неужто мебель?
Они достойны Песни Песней:
Хвосты, как стебель.
Усы, как шпаги мушкетеров,
Глаза - как чаши.
Коты расселись на заборах,
Хвостами машут.
Коты! Как много в этом звуке
В любви признанья.
И даже, говорят, в фейсбуке
Котов не банят.

Инет
 

Ю.С.

корифей
В четыре часа ночи коту приснился кошмар.
Спасаясь, кот выстрелил собой в зеркало шкафа, отрикошетил в меня и снова выстрелил в зеркало. От удара опрокинулся навзничь возле моей кровати. Проснулся. Прыгал на ногах-ходулях, выгибая спину коромыслом.
Шипел - штоэтааа, штоэтааа.
— Что происходит, болван? - испуганно спросила я, силясь вспомнить спросонок, существуют ли кошачьи дурковозы.
— Шшштоэтаа, штооооэтааа? - выл кот и смотрел под кровать стеклянными глазами навыкате.
Хрен его знает, что это - с тоской подумала я, - что ты там разглядываешь. Демонов ночи, пожирателей разума и сердец, вечернюю химеру, морок утренний или смерть соседского попугая, что забрела сюда случайно.
И на всякий случай села, подобрав под себя ноги и закутавшись в одеяло с головой, только глаза остались. Какое-то время мы с котом смотрели друг на друга, несильно раскачиваясь, словно у нас кататонический ступор, один на двоих.
— Ладно, - сказала я.
И заглянула под кровать, не слезая с нее и не снимая с себя одеяла. И почти воткнулась в пол головой, словно гигантская личинка, потому что не могла балансировать руками. Извиваясь, заползла верхней половиной туловища обратно на кровать. Отдышалась.
— Там ничего нет. Только весы. Вишневые, с нарисованной веткой сакуры. Их мне подарил один подонок. Только подонки дарят женщинам весы.
Кота сразу попустило.
Он прыгнул на меня, обнял лапами за шею и начал причитать: "мамычка, моя, мамычка, как страшно, там был Бука, прогони его".
Зачем,- говорю, - его гнать? Буку нашего? Прогонишь, он с собой еще семерых приведет. Чужих. Пусть себе хрустит в углу.
Кот вздрогнул.
— А чем он хрустит?
— Да сухой коркой мандариновой с прошлого года. От моли положила. Спи.

Грета Флай
 

Ю.С.

корифей
- Мина Борисовна, доброе утро. Как сегодня ваше ничего?
- Как обычно. Депресуха замучала.
- Что я имею вам сказать за жизнь. Конечно за свою, про вашу я знаю мало, а про мою вам будет интересно, я так чувствую. Так вот. Када моя доця варит мне утром овсяную кашу — она добавляет туда кусочек сливочного масла, так когда-то я варила для неё.
Мой муж знает, шо утром я пью чашечку кофе с ложкой сахара и чуток молока. Мой сын знает, шо за обедом я выпиваю бокал красного сухого вина, для аппетита, а на ужин рюмочку коньяка с лимоном для лучшего сна. Можно заменить виски, если коньяк я весь выпила. Так вот. Когда -то я крутилась вокруг них, сейчас я себя немного плохо чувствую и поэтому они крутятся вокруг меня. Но я вот смотрю на вас и удивляюсь.
А и де пропала ваша походка от бедра, которая сводила с ума курсантов Морской Академии ? А и де исчез этот взгляд сумасшедших глаз, от которого срывало башню у таможенных брокеров? А и де пропал этот счастливый смех, от которого текли слюни и портовых грузчиков. А? А знаете почему? А я вам скажу. Потому что первым у вас пропал, извините, маникюр. Старость наступает не с возрастом, старость наступает, когда у женщины пропадает маникюр.
Так вот. Дорогая моя, я вам даю три дня, один это уже сегодня. Завтра мы не встретимся, потому что завтра маникюр у меня. А вот послезавтра я вас жду на этом месте. Мина Борисовна, маникюр делают не для кого-то, его делают для себя.
Если раньше вы сводили с ума курсантов, то сейчас надо переключаться на седых капитанов. Ко мне послезавтра приезжает мой двоюродный брат, кстати капитан дальнего плавания. Нет, он далеко уже не ходит по морям-океанам, токо в булочную и на базар.
Так вот. Я вас таки жду. А хотите глоточек коньяка, для храбрости? Мне сын всегда ложит флякончик. Он знает, шо днём я коньяк не пью, но всегда говорит, шо "вдруг человек случится, а выпить и нету". Ну как? После коньячка?
Полегчало. Вот видите. А вот и мой сынуля за мной пришел. Мина Борисовна, не забудьте..., а то будете чокаться с моим братом, та на руках нет маникюра.... комильфо.... До послезавтра.

Марина Гарник.
 

Ю.С.

корифей
Добрые люди в голодные времена

Это был один из самых страшных годов в моей жизни. Это был 1993 год. В январе 1992 года не стало моей мамы. В марте 1993 — погиб мой друг Серёжа, человек, которому я доверял и на которого я мог положиться даже больше, чем на себя. Мои друзья помогали мне, как могли, но дело было в том, что они сами были не в лучшем положении, чем я.

Я не буду описывать подробностей, я скажу так — что такое «голод», я знаю не понаслышке. Однажды вечером голод меня просто достал. Дома не было даже заварки. Денег, чтобы хоть что-то купить, тоже не было.

Я надел свое пальто, которое продувалось насквозь всеми ветрами — и вышел на улицу. Я долго топтался около подъезда, не решаясь куда-либо идти, но потом все же решился. Я пошел на хлебозавод. Он был не слишком далеко от моего дома. Погода была поганая — ветер. И моросил мелкий дождь.

Я добрался до хлебозавода, подошел к проходной и постучался. На мой стук из своей каморки выглянул старичок-вахтёр и спросил:

— Чего тебе?

Я честно ему ответил:

— Хлеба... хоть немного, если можно.

Старичок молча открыл дверь и пропустил меня. Показал рукой в темноту, в сторону светящихся окон цеха и сказал:

— Вон туда иди, сынок, скажи там, что тебе нужен хлеб.

Я пошел.

Чем ближе я подходил, тем сильнее был запах хлеба, свежего, горячего хлеба...

Вы понимаете, что такое запах хлеба для человека, который не ел два дня вообще ничего?

Подошел. Цех был старый, светились окна, сложенные из стеклоблоков. Некоторые стеклоблоки были выбиты, я заглянул внутрь — на расстоянии полуметра от меня по конвейеру плыли буханки...

Я отошел от окна и поднялся по коротенькой лестничке к двери цеха. Постучался и приоткрыл. В лицо ударил жар. В цеху было шумно, тепло и светло. И работали женщины, в белых халатах и колпаках, кто-то заправлял здоровенные тестомешальные машины, кто-то снимал с конвейера готовый хлеб, кто-то насыпал муку в какие-то емкости... Ближайшая ко мне женщина, уже пожилая, увидела меня и спросила:

— Чего тебе, сынок?

Я в этот момент яростно пытался протереть очки, которые запотели, как назло. Замерзшие пальцы не слушались. Наконец, протер, нацепил очки на нос и попросил:

— Если можно, хлеба. Пожалуйста.

Женщина ахнула:

— Да что ты стоишь там? Зайди внутрь хотя бы!

Я зашел, потому что мое пальто совсем не спасало от холода. Я никогда не забуду, как несколько женщин просто впихнули мне в руки не одну, а три буханки хлеба. Горячего, с пылу, с жару. Я не выдержал, отодрал краюху и вгрызся в нее. Я грыз хлеб и благодарил:

— Спасибо вам, спасибо! Пожилая женщина отвернулась, чтобы я не заметил и смахнула слезу. Но я все равно увидел. Потом она посмотрела на меня и сказала:

— Сынок, ты приходи. Приходи еще, если надо будет хлеб.

Я бормотал слова благодарности и давился горячим мякишем. Потом поклонился им — и ушел. Старичок-вахтер выпустил меня на улицу:

— Сынок, если что, я тебя пропущу, приходи.

И я пошел обратно домой, прижимая к груди уже две с половиной буханки. Домой я донес две.

Я больше не ходил на хлебозавод. Не потому, что с того момента мои дела резко наладились, а потому что нельзя было злоупотреблять добротой этих замечательных людей — ведь им могло здорово влететь, мало ли...

Сейчас уже тот хлебозавод снесли, на его месте — «элитные новостройки». Но каждый раз, проходя по этой улице, я вспоминаю и доброго старичка-вахтера и тех совершенно замечательных, милых и добрых женщин, которые спасли меня от голода в тот холодный ноябрьский вечер.

И ругаю себя за то, что даже имен их не узнал.

Не узнал вот...

Но я их всех помню. И не забуду никогда.

Сергей Шишковский
 

Jun

писатель
Ни разу такого не видела. А дальнейшая судьба вещей?
Эти вещи отводятся в благотворительный фонд к которому относится контейнер. Там они сортируются.
Хорошие вещи выдаются в пункты выдачи в городе и разводятся по деревням ( там тоже есть пункты выдачи).
Некоторые вещи ремонтируются и также выдаются (мелкий ремонт)
Из остатков шьются лежанки для собак. Часть уходит рукодельницам.
Ещё шьются сумочки, и т.д. и продаются во время благотворительных ярмарок ( деньги идут на осуществление деятельности)

Подробнее можно посмотреть в интернете: БФ БлагоДарю (Самарская область)

У вас наверное есть что то похожее.
 

Ю.С.

корифей
Сколько лет читаю, столько лет умиляюсь!

Кот БОРЗЕЛЬ

Он достался им совершенно бесплатно, уже взрослым. Ни тебе бессонных ночей над колыбелькой, ни режущихся зубов, ни ветеринаров, ни прочих приложений к взрослению. Один целый, незамутнённый воспитанием кот. А потом стало как-то не до того. Отличительной особенностью этого кота была НЕНАСЫТНОСТЬ.

Кот жрал, нет, не так, кот ЖРАЛ, точнее Ж-Р-А-Л !!!

В абсолютном и максимальном смысле этого слова. Как будто не для себя одного жрал, а для всей кризисной Европы в придачу.

Пёр по кухне мохнатым танком, отодвигая детей от стола вместе с табуретками. Молотил бойкой мясорубкой и своё, и найденное, и спёртое. Не пропускал мимо даже мух и комаров — ловил и жрал с мордой гурмана. Попробовали кормить Бореньку в два раза больше. Кот благодарно переваривал, курчавился, крепчал и тырил в два раза интенсивнее. При этом из кота счастливо мурлыкало басом что-то похожее на "Жизнь удалась, мляу!".

Когда Боренька тихо, на цырлах уволок кило замороженного фарша и сточил его за шторой в спальне, не размораживая и вместе с упаковкой, стало понятно, что с именем для своего оборзелого питомца семья промахнулась. Так Боренька стал Борзелем. По версии главы семьи кота стали звать намного более нецензурно, но с сохранением общего смысла — "ТЫОХРЕНЕЛ !". Борзель одинаково азартно тырил со стола и колбасу, и лимоны. За ужином практически залезал растопыренной лапой в рот хозяину и этой лапой вынимал из хозяина оливье. Всасывал жарящиеся котлеты прямо со сковороды. В полете отковыривал шпингалет на кухонной двери и крышки с кастрюль. Семья с трепетом ждала, когда этот медвежатник вскроет холодильник.

На второй месяц кот осознал: всё, что падает на пол, в силу человеческой жабы становится его едой по умолчанию. Бдительная семья сразу стала намного реже ронять еду и даже научилась эквилибристически ловить всё падающее в сантиметре от пола. Эту проблему кот решил прыжками на стол, всеми четырьмя лапами в тарелку, одним движением переводя еду в категорию корма без участия пола. Если в тарелке в это время был борщ, Борзель играючи плескался в нем, а потом облизывал всё и всех вокруг до стерильной чистоты. Однажды ночью глава семьи столкнулся с Борзелем в коридоре. тот нес в зубах батон колбасы и думал, куда его выгоднее вложить. В шкаф или под диван.

Думать об инвестиции помешал МАТ свыше. Когда хозяин попытался оторвать батон от кота, выяснилось, что они срослись в районе горбушки и расставаться не хотят.

Кто-то из них двоих мужчину даже ОБШИПЕЛ...
В конце концов всем стало казаться, что кот плотоядно косится на бабушку, а главе семьи — что он работает на еду для кота и успокоительные для остальных.

Посоветовались с интернетом. Поисковик на запрос "кот охренел ворует и жрет" сразу выдал фото Борзеля с волочащимися следом шестью метрами чужих сосисок, а ниже — ссылки с советами про борьбу.

Например, про брызгание в жрущего кота неприятно мокрой водой и кидание в него же металлической баночки с гремящими монетами. По версии специалистов брызги и шум не нравятся котам настолько, что они сразу перевоспитываются. Некоторые аж книксены делать начинают. Но очень важно брызгать и кидать незаметно, чтобы кот не понял, кто пакостит, и не отшлёпал вас укоризненно украденной у вас же куриной лапой.

Борзель, конечно, не заметил, кто брызгал. Был занят. Но воде обрадовался. Надо же было чем-то запивать только что УПОРОТУЮ котлету. А грохота баночки с монетами очень испугалась бабушка. Пришлось и на нее слегка побрызгать из пульвелизатора. Кот же отодвинул баночку от котлеты мордой и продолжил жрать в том же темпе. На бабушку, кстати, методы подействовали. Какое-то время она отказывалась от еды и вязания.

Способ, заключающийся в установке по периметру кухни датчиков движения и арбалетов с ядом, был отвергнут сразу. Из-за все той же бабушки. Решили по старинке оборонять территорию вокруг стола метлой и меткими пинками. Борзель сначала удивился, потом хмыкнул, посмотрел на всех свысока и с холодильника уронил в салат будильник...Так впервые в мире будильник стал каплей. Последней. Под скрежет когтей по металлу кот был оторван от мавзолея еды.

С ТРУДОМ и МАТОМ дотащен за шкирку до двери и с еще бОльшим трудом и матом запущен в открытый подъездный космос. Недалеко, не дальше коврика. Потому что нажрал себе себя до размеров карликового барана и стал в придачу к бездонности еще и плохобросаем...

Наконец, в доме наступили покой и постоянные котлеты. Бабушка опять начала вязать и есть. Глава семьи расслабился настолько, что позволил себе зимнюю рыбалку. Три дня идиллии пролетели быстро, как металлическая баночка через кухню. На четвертый день за завтраком семье открылось зрелище, по красоте и волнительности сравнимое с кенийским рассветом и зарплатной ведомостью. За окном на сетке со смерзшимся уловом, качаясь от ветра и эмоций, висел Борзель. Висел и жрал...

Только раз полоснул волевым взглядом по подавившейся семье и продолжил выгрызать из рыбного камня рыбий хвост. Оторвать Борзеля от авоськи ни у кого не поднялась рука. Обнявшихся, их внесли на кухню и положили хором оттаивать в углу. А сами смотрели на планомерное обтачивание восьми кило окуня и неожиданно для себя умилялись до слёз. Ведь если вам повезло с котом, то это навсегда... (с)
Взято на просторах интернета.

#боренька #кот_обжора #воспитание_кота #милый_котик #домашний_питомец #любимец
 
… Колобок открыл глаза. Тело ломило, голова болела …
но он не обращал на это никакого внимания. Потому что на этот раз помнил. Помнил всё. И тропинку, и Лису, и влажный её нос, и горячий язык … и острую боль, что была перед тем, как он снова открыл глаза. А ещё он помнил, что это был не первый раз. Он умирал и умирал сотни, а может быть тысячи раз. Так было всегда. Всегда одна и та же дорожка, всегда одни и те же звери, всегда один и тот же лес, всегда одна и та же смерть… Но только сейчас он помнил всё, что было. А значит теперь всё будет по-другому.

Он покатился по дорожке. А на встречу ему Заяц.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Не ешь меня, Заяц, я тебе песенку спою.

И он пел песню, как пел её этому же самому Зайцу неизвестно сколько раз до этого.

А потом был снова Волк, и снова эта песня. И Медведь. И все оставались позади, и все только его и видели. А потом пришла она. Его погибель. Лиса.

— Колобок, Колобок, куда катишься?
— Качусь по дорожке.
— Колобок, Колобок, спой мне песенку.

Сердце уже начало стучать раза в три быстрее. Теперь это было не дежавю. Это было по-настоящему. И через минуту Лиса его съест.

— Ах, песенка хороша! Да слышу я плохо. Колобок, Колобок, сядь ко мне на носок да спой ещё разок, погромче.

Он прыгнул ей на нос. На этот чёрный, влажный нос хищника, замышляющего коварство. Вот только теперь Колобок знал, что будет дальше. Он пропел снова свою песенку.

— Колобок, Колобок, сядь ко мне на язычок да пропой в последний разок.

Вот он момент истины! Колобок подпрыгнул, увидел, как блеснули чёрные глаза лисицы, но приземлился не на язык. Вместо этого он больно ударил Лису прямо в лоб, отскочил от неё как баскетбольный мяч, перемахнул через рыжий хвост и помчался дальше что было сил. Оглянулся в первый раз только через минуту. Лисы нигде не было.

Он сделал это. Сделал! Разрушил проклятие!

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Перед ним стоял Кабан.

— Ээ… — замялся Колобок в полном шоке. Такого с ним ещё не было.
А Кабан не стал ничего дожидаться и накинулся на него.

Колобок открыл глаза.

— Охренеть. — Только и смог он произнести. Тело ломило. Голова болела.

Он снова покатился по тропинке. И снова был Заяц, снова была песенка, снова был Волк, Медведь и Лиса. И снова Лиса попыталась заманить его в ловушку, получила по лбу …

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — сказал Кабан.

— Не ешь меня, Кабан, я тебе песенку спою!
— А нахрена мне твоя пенсенка, если я жрать хочу?!
— Опять последовал неожиданный ход от нового героя сказки...

Колобок открыл глаза.

— Вот ведь, свинья! — С досадой зашипел он, оглядывая лес. И снова всё повторилось. Уже машинально, не задумываясь он проделал путь до Лисы, обманул её, покатился дальше.

— Кабан! — Заорал Колобок. Кабан, готовый произнести сакраментальную фразу о своих желаниях, застыл. — Беги, Кабан! За мной следом идут охотники! Ружья несут! Стреляют!

На Кабана этот аргумент похоже подействовал.

— Чё правда охотники?!

— Правда, Кабан. Они уж Зайца застрелили, Волка застрелили, Медведя застрелили! Лису застрелили.

Кабан взвизгнул:

— Даже Лису?!
— Даже! Беги.
И он действительно побежал, снося кусты.

— Уф. — Вздохнул Колобок, катясь дальше. Лес здесь был другим. Деревья стали реже и даже иногда было видно большие куски неба по которым плыли облака …

Колобок открыл глаза.

— Да йошкин выхухоль! Какая сволочь делает овраги посреди тропинки!!!

И снова Заяц, снова Волк … Лиса, Кабан.. тропинка. И вот он овраг. Глубокий, зараза. Метров десять будет.

Колобок аккуратно покатился дальше. На этот раз особо никуда не заглядываясь.

— Колобок, Колобок, я тебя съем!

— А ты вообще кто? — Опешивший Колобок смотрел на что-то большое. Цветом оно было примерно как болото, откуда собственно только что и вылезло. А ещё у него была пасть. Очень большая пасть. Такой пастью не то, то Колобка, такой пастью Зайца, Волка, Медведя, Лису и Кабана можно было разом проглотить.

— Я Бегемот. И я тебя съем. — Невозмутимо сообщило нечто, назвавшееся Бегемотом.

— Слушай, Бегемот.

Не ешь меня, я тебе песенку спою.

Колобок открыл глаза заранее матерясь.
Попробуем следующий вариант.
— Беги Бегемот, беги! Там охотники! Они Зайца …

Колобок открыл глаза, матерясь в два раза активнее и в слух.

— Бегемот, ты может быть худо слышишь? Давай я к тебе на носок сяду?

Колобок открыл глаза. Мата в голове не было. Была бессильная злоба.

— Не ешь меня, Бегемот. Я тебе секрет а то не расскажу!
— Какой секрет?

Внутри Колобка всё замерло. За долгое время это был первый раз, когда удалось пройти дальше первой бегемотиной фразы.

— Что лежит у меня в кармане. — Наугад бросил он цитату из какой-то книжки.
— У тебя же нет карманов.

Колобок открыл глаза.
Надо придумать что-то правдивее.

— Какой секрет?
— Кто умрёт в Мстителях.
— Ненавижу спойлеры.

Колобок открыл глаза.

— Какой секрет?
— Кто на свете всех милее, всех румяней и …

Колобок открыл глаза.

— Какой секрет?
— Кто убил кролика Роджера…

— АААААААА!!!! — Заорал Колобок, испытывая ненависть ко всему миру и открыл глаза.

Он готов был убить всех! Ненавидел всё и вся! Этот лес, эту тропинку, эту грёбаную песенку! И в особенности этого толстокожего, непрошибаемого, тупого, прожорливого бегемота!

В очередной раз он покатился по дорожке.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал уже набивший оскомину Заяц.

— Иди на хрен, Заяц, бл! — Сказал злобно Колобок, подпрыгнул, ударил ушастого в живот и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал грёбаный Серый Волк.

— Я вопьюсь тебе в селезёнку и прожую кишки! — Заорал Колобок и покатился дальше мимо ошалевшего Волка.

— Только попробуй, чучело музейное! — Рявкнул Колобок, ничего не успевшему сказать доставучему Медведю и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, куда катишься? — Спросила Лиса.

— Жрать младенцев под кровавой луной и танцевать нагишом во славу тёмному владыке! — с кровожадной ухмылкой сообщил он хитромордой Лисе и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал Кабан.

— А я тебя свиным грипом заражу, говно клыкастое! — Процедил хрипло в ответ Колобок и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Вылез снова из болота Бегемот.

— Закрой пасть, антресоль дырявая! — Попытал счастья Колобок, но Бегемот уже шёл на него. Болотное чудище действительно был непрошибаемо. — Не ешь меня, а то я тебе секрет не расскажу!

— Какой секрет?

И вот снова этот момент. В голове уже было пусто. Он перепробовал сотни вариантов.

— Не расскажу куда я … —

… иду. — Колобок открыл глаза, заканчивая фразу уже после того, как Бегемот в очередной раз его сожрал.

Только теперь его мысли были заняты не тем, что всё снова и снова повторяется. Он думал о том, что сам только что сказал.

«Куда я иду».

— А действительно, куда, я мать его, иду?! — Произнёс он в слух. И огляделся.

Был тот же лес. Та же опушка. Та же тропинка уходила прямо. А вот была ещё тропинка. И вон там дорожка куда-то уходит. А вот ещё одна. Он стоял на перекрёстке множества тропинок, на которые почему-то раньше не обращал никакого внимания. А почему?

Почему он их не видел и как умалишённый пёр по одному и тому же пути. Хотя уже не раз мог убедиться, что заканчивается он тупиком?

В затуманенном состоянии Колобок покатился по другой дорожке. Она был чуть пологая, спокойная, тихая. Никто не вылезал из кустов и не сообщал ему радостно, что хочет его съесть. Через полчаса тропинка вывела его из леса на широкое пшеничное поле. Тут было тихо. И очень спокойно.

Впервые за много-много дней … или жизней, Колобок понял, что ему наконец-то хорошо. Что он нашёл то место, где хочется остаться и ни от кого не убегать...

Евгений Звягин.
 
Из "Арфы нет, возьмите бубен"

Вчера прочитала статью, как француженкам удается вкусно есть и при этом оставаться стройными. Секрет простой: есть надо мини-порциями, а жевать - долго, наслаждаясь каждым кусочком. Ну, думаю, с завтрашнего дня попробую питаться как француженки, а сейчас поем напоследок по-нашему, по-русски. Только я пошла проверить, что там вкусненького завалялось в холодильнике, как часы предостерегающе пробили полночь. Пришлось ограничиться кусочком рыбки, соленым огурчиком и зефиринкой.
Утром я проснулась с мыслью о стройных французских женщинах и о том, что с сегодняшнего дня начинаю новую жизнь. Ничего-ничего! Через пару недель мы покажем этим французам, что русские женщины тоже имеют силу воли и могут быть стройными. Мне всего-то ничего сбросить надо - килограмма три. Ну пять. Если честно, то, конечно, хотелось бы семь. Но три меня тоже устроят.
Теорией здорового питания я владею, поэтому, выпив натощак большой стакан воды с яблочным уксусом, я заварила кипятком пять столовых ложек овсянки с пригоршней семян льна и тыквенных семечек, запила все это сваренным кофе без сахара, побаловала себя кусочком санкционного сыра и осталась вполне довольна собой. Все-таки хорошо, когда питаешься здоровой пищей и понемногу. Такая легкость в организме и на душе!
Через час я захотела есть. Да что там есть. Прям приступ голода атаковал меня. Ничего, съем яблочко.
После яблочка я выпила кефир. После кефира снова съела яблоко, хотя очень хотелось рубануть стейк рибай, оставшийся после вчерашнего ужина. Он лежал такой мягкий, растомившийся, с матовыми ниточками ароматного жирка… Ну ничего. У меня же есть сила воли. Я отрезала маленький кусочек и, тщательно пережевывая мясо, заела его горой салата. Хорошо все-таки, что я не сорвалась. Молодец.
Через пару часов я стояла у плиты и варила в небольшой кастрюльке овощной суп (в небольшой, потому что все равно никто, кроме меня, его есть не будет). Тарелка полезного супа с ложкой йогурта вместо сметаны утолила голод, и я поспешила убраться из кухни от греха подальше.
Весь день меня одолевали мысли о том, чтобы еще такого съесть, чтобы не поправиться. Мысленно я перебрала все содержимое холодильника и вдруг поняла, что совершенно не подготовилась к новой жизни: холодильник забит мясом, пельменями, а овощей и фруктов почти не осталось. Надо было не сегодня, а завтра начинать новую жизнь! Точно. Завтра съезжу в магазин, затоварюсь свежей клетчаткой, белками и начну новую жизнь. А сегодня надо подъесть все неполезное, чтобы не было соблазнов.
Настроение сразу улучшилось, живот радостно буркнул, ноги сами привели меня на кухню, к пельменям. Люблю я их, родненьких, вкусненьких…
Отварила себе сразу пятнадцать штук, чтобы наесться и не варить дважды. Присыпала черным перчиком, смазала сливочным маслицем и начала вкушать каждый пельмешек. По-французски, не торопясь, наслаждаясь сочетанием тонкого теста альденте и растекающимся по языку говяжье-свиным соком с привкусом лука и чесночка – ах-вах-вах! Гурманю, готовлюсь к завтрашней новой жизни. Когда на тарелке остается сиротливая кучка из трех пельменей, вспоминаю, что в морозилке всего-то и осталось их штук десять. Надо доесть и дело с концом. И больше никаких соблазнов.
Я засыпала в еще не успевшую остыть воду остатки пельменей (их оказалось тринадцать) и минут через пять, повторив процедуру с перчиком и маслицем, удобно устроилась за столом, втайне молясь, чтобы никто не зашел на кухню и не покусился на них. Кот, словно услышал мои опасения, тот час возник рядом и начал тереться о ноги, периодически вставая на задние лапы и преданно заглядывая в глаза. Пришлось делиться. Так что съела я не двадцать восемь, а двадцать пять пельменей.
Потом мы с котиком запили пельмешки молочком и прилегли на диванчик. И вот лежу я на диване, смотрю в потолок и думаю: «Как так случилось, что я непоправимо обожралась? Ну съела бы пять-семь штук, как француженка, так нет – сразу двадцать пять! Все, завтра точно начну новую жизнь! Какие-нибудь две-три недели - и сброшу я эти несчастные три килограмма и буду к весне стройной, как французские женщины».
Тут совсем некстати вспомнился остаток подкопченного закарпатского сала с тонкой мясной прослоечкой, что лежит в морозилке в правом верхнем углу. «Да что уж там, все равно день пропал!» - вздыхаю я и обреченно плетусь к холодильнику. Поедая, как пирожное, бутерброд с салом, я утешала себя тем, что хоть с наслаждением у меня все в порядке. А это значит, что я уже почти как полфранцуженки. Надо только с количеством еды разобраться. Но этим я займусь завтра. Я точно решила.
В окне купалась в облаках и ухмылялась луна – свидетельница многих клятв и обещаний на сытый желудок. Под боком уютно мурлыкал кот. Я довольно закрыла глаза и старательно, как учат эзотерики, визуализировала заветную мыслеформу - цифру «62». В теории я, как вы уже поняли, хорошо подкована.

Лика Шергилова
 
Зимой сдуру поспорили мы с Наташкой, что я в крещенскую прорубь нырну. Хлестанулись с ней на хорошие духи.
Не от большого ума, конечно, поспорили! Никогда я раньше в прорубь не прыгала. Из всех видов моржевания предпочитаю только один: это когда пять кубиков льда на стакан водки и под одеяло.
Я тепло люблю.
Накануне 19 января весь день готовилась к подвигу. Чтобы настроиться, соблюдала пост. Утром - каша, днём - кисель. Вечером не утерпела и курицу пожарила на постном масле. На всякий случай ела курицу с очень постным лицом и даже морщилась пусть наверху думают, что я печёную редьку ем.
Настало Крещение. Приехали с Наташкой на прорубь. Вышли из палатки. На улице ветрища! Холодища! А народу-то сколько!... У нас летом столько на реке не бывает.
- Может, передумаешь? - говорит Натаха. - Айда обратно в тепло? Я уже и духи себе выбрала.
- Фиг тебе, зараза, - говорю. - Русские бабы не сдаются! Я ещё и присяду там с головой, тогда с тебя сразу два флакона причитается!
Дождалась я очереди и спустилась в эту ужасную ледяную прорубь... Как в омут головой, то есть ногами. Бахнулась туда с лесенки глаза на лоб, желудок под горло, вода сразу поднялась, волна на берег пошла, всех по щиколотку затопило. Перекрестилась и присела!
Никакого просветления не испытала и ангелов не увидела... Наверное, они поняли, что я не их клиент. Бросило меня сначала в жар, потом в холод. Высунулась из воды, фыркаю, ничего не соображаю но чувствую, что случилось непоправимое.
Эх, беда... зря я так резко присела. Резинка у плавок под водой лопнула, понимаете? Не знаю, чего ей мало стало. Может, я разбухла в воде, как пузырь? Хотя такое чувство, что от холода я наоборот на пять размеров меньше стала.
И вот стою я как дура в проруби и чувствую, что плавки куда-то съехали, и на берег мне теперь нельзя.
- Наташка-а-а! - зову. - Где ты, пропала? Бегом сюда, полотенце давай!
Как назло, Наташку куда-то затёрли, вокруг ни одной знакомой рожи. Народ у проруби толпится, своей очереди ждут.
Чувствую, трусы на дно упали. Полный финиш! Что делать? Набрала воздуху, снова присела. Шарю по дну руками, а плавки найти не могу. Течением снесло, что ли?Трусов нет, руки сводит, воздух кончается Делать нечего, вынырнула на поверхность. Дежурный спасатель сверху меня подгоняет:
- Девушка, вы окунулись? Чего ещё ждёте? Покиньте купель и не тормозите процесс.
А я говорю:
- Можно, я тут ещё посижу? Мне у вас понравилось и вообще давно хотела пообщаться со святыми силами.
- Вот отмороженная! - говорит спасатель. - Религиозная фанатичка какая-то.
- Эй, ну сколько там ещё? - орут сзади. - Долго будешь лунку занимать, одержимая бесами?
- Если не поймаю, то примерно до темноты, - говорю я и снова ныряю. Не поймала!
- Кого там эта идиотка в купели ловит? - говорят мужики. - Она на рыбалку пришла?
- Сдурела до темноты в воде сидеть! - спасатель мне орёт. -Времени всего двенадцать дня. Вылезай бегом, замёрзнешь!
- Не могу!- говорю я. - У меня проблема с одеждой.
И снова ныряю, по накатанной. На берегу мне даже кто-то захлопал. Оказывается, плавки там за что-то зацепились, надо распутывать. Почти разобралась, вылезла воздуху глотнуть. Прорубь мне уже как родная стала. Скоро чешуёй обрасту.
- Какая у вас проблема с одеждой? - говорит спасатель. - На вас и одежды-то нет.
- В том-то и дело! - кричу. - Её даже больше, чем нет! Ната-а-ашка! Где тебя носит, паршивка ты такая!?
Нырнула я в воду снова, цап за дно - а плавки исчезли! И тут же лифчик на спине бац и лопнул. Ну одно к одному, хоть реви! Кажется, что в воде надо мной кто-то ржёт. Водолазы, наверно. Попускала пузыри, высунулась обратно. Опять смотрю по сторонам, Наташку ищу: где она? Она, зараза чертова, по телефону треплется и не слышит. Щупаю ногами дно - вроде нашла трусы! Но как схватить, если я руками лифчик держу? Блин, хоть умри, ещё раз надо садиться.
- Вылезайте! - кричит кто-то. - По правилам в купели три раза надо присесть, а не сорок два.
- Я люблю ломать стереотипы, - говорю я из проруби. Как бы мне и этот план перевыполнить не пришлось!.. и ныряю ещё раз.
- Вы там себе ничего женского не застудите? - беспокоится спасатель.
Я от досады даже холода не чувствую. Ну не скажу же я мужикам, что у меня весь купальник медным тазом накрылся!
- Лучше застужу, но ничего не покажу, - гордо говорю я и ныряю в седьмой раз.
Поймала трусы! Вынырнула радостная. Теперь как-то надеть их надо. Какой-то мужик мне сзади орёт:
- Мадам, вы там жить собрались, что ли? Не задерживайте очередь! Нам тоже надо окунуться, смыть, так сказать грехи
- Уйди, дурак, - говорю из проруби. Если я вылезу прямо сейчас это и будет смертный грех. Он называется не напугай ближнего своего.
- Вы что-то путаете, - говорит спасатель. - Нет такого греха.
- Не беспокойтесь, - говорю. -После моего выхода появится. Сделайте доброе дело - Наташку позовите кто-нибудь!
- Слушайте, девушка, - говорит спасатель. - Можете плюхаться тут хоть до лета, но не в моё дежурство! Я вас сейчас багром вытащу!
- Только попробуй, дурак! - говорю я. - Вместе со мной тут плавать будешь, с моими трусами на шее.
- Маньячка какая-то, - говорят из очереди. Ребята, здесь где-нибудь есть другая прорубь, без психов?
- Есть, - говорит спасатель. - В соседнем городе.
И тут Наташка наконец-то подбежала! Я у неё полотенце с халатом выхватила, замоталась прямо в воде и выхожу как синяя богиня, в одной руке лиф, в другой плавки.
- Шизота-а-а! - говорит спасатель. - Её тут полгорода ждёт, а она бельишко под шумок стирала!
До кучи подбегает мне журналюга с камерой и орёт:
- Девушка, вы поставили новый рекорд пребывания в ледяной купели! Это получилось благодаря сильной воле?
- Нет, - говорю. - Это благодаря слабой резинке.
Дала журналюге мёрзлыми трусами по башке, а заодно и Наташке.
Зато духи я у неё выиграла!
Жаль, купальник подвёл. Наверное, это кара за грехи? Зря я стрескала накануне целую курицу.
Надо было половинку пожарить...

Дмитрий Спиридонов
 

OBRA

МамашаКураЖ и ее...
Знаете, существует такая иллюзия в соцсетях, что люди пишущие пишут для общения. А общение - это всегда полемика. Или срач, как повезет.
И я всегда думала, как же обьяснить, что - нет. Люди пишущие пишут, внезапно, для того, чтобы писать.

Люди, пишущие на аудиторию, пишут для того, чтобы писать на аудиторию. Им не нужна полемика. Спор и срач не нужен. Но почему-то они пишут не в стол, правда? С какой целью они пишут для людей, и даже замок амбарый на свои посты не вешают? Задает вопрос пытливый читатель, и вопрос правильный.

Все пишущие люди - невротики, утверждает дорогой друг Луизочка, ыыы, и тут я согласна. Потому что тебя порвет, ну вот такая у тебя натура, органика, нервная система, написал - слил - выдохнул - погнал дальше. А тут вдогонку комментарии, и ты такой - а, что, как, зачем, кто здесь?
Но есть еще кое-что, пожалуй.
Я думала-думала, и пожалуй, знаю ответ.

Мы собираем своих.

Человек пишущий - он как экскурсовод с табличкой "Волгоград, 3 группа". Он машет табличкой, и на табличку идут свои.

Свои, в ком отзывается твое чувство юмора, твоя система ценностей, твоя система питания, кто на "усы-лапы-хвост" отвечает "вот мои документы!", кто молчит тогда, когда молчится тебе, и кто проходит мимо тогда, когда не согласен, но понимает что - потом, потом, не сейчас.

Извечный тезис "а тебе что, нужны только приятные комментарии? а тебе что, не нужно другое, отличное от твоего, мнение?".

Отвечаю.

1. Да, мне нужны приятные комментарии. Скажите, а почему мне должны быть нужны неприятные комментарии???

2. Нет, мне не нужно другое мнение, если только вы не мой друг с кредитом доверия/уважения/многолетнего общения:)

Я старый солдат, и другое мнение от не очень знакомого человека - оно бесполезно для меня. Я знаю, что есть очень много других мнений. Я - сюрприииз - умею читать. И большую часть других мнений я, скорее всего, изучила. Часть из них я сочла допустимыми. Часть из них - глупыми, часть - безнравственными, часть - классными, но неподходящими мне по тысяче причин, часть - вообще из мира грибов.

Шанс, что чужое мнение от заезжего молодца явит мне нечто новое, и я подумаю - аааааааа, СемеееееееенСеменыч!!! - ничтожно мал. Исчезающе мал. Потому ценность такого мнения невелика.

А велика для меня ценность "своих".
Которые чувствуют так же.
Которые смеются над тем же.
У которых такое же, как у меня, что-такое-хорошо и что-такое-плохо.

Я собираю своих.
Не ищу истину, не жажду услышать альтернативные мнения.

Я. Собираю. Своих.

И мне хорошо от того, что тексты помогают мне их - своих - найти.
 
Знаете, существует такая иллюзия в соцсетях, что люди пишущие пишут для общения. А общение - это всегда полемика. Или срач, как повезет.
И я всегда думала, как же обьяснить, что - нет. Люди пишущие пишут, внезапно, для того, чтобы писать.

Люди, пишущие на аудиторию, пишут для того, чтобы писать на аудиторию. Им не нужна полемика. Спор и срач не нужен. Но почему-то они пишут не в стол, правда? С какой целью они пишут для людей, и даже замок амбарый на свои посты не вешают? Задает вопрос пытливый читатель, и вопрос правильный.

Все пишущие люди - невротики, утверждает дорогой друг Луизочка, ыыы, и тут я согласна. Потому что тебя порвет, ну вот такая у тебя натура, органика, нервная система, написал - слил - выдохнул - погнал дальше. А тут вдогонку комментарии, и ты такой - а, что, как, зачем, кто здесь?
Но есть еще кое-что, пожалуй.
Я думала-думала, и пожалуй, знаю ответ.

Мы собираем своих.

Человек пишущий - он как экскурсовод с табличкой "Волгоград, 3 группа". Он машет табличкой, и на табличку идут свои.

Свои, в ком отзывается твое чувство юмора, твоя система ценностей, твоя система питания, кто на "усы-лапы-хвост" отвечает "вот мои документы!", кто молчит тогда, когда молчится тебе, и кто проходит мимо тогда, когда не согласен, но понимает что - потом, потом, не сейчас.

Извечный тезис "а тебе что, нужны только приятные комментарии? а тебе что, не нужно другое, отличное от твоего, мнение?".

Отвечаю.

1. Да, мне нужны приятные комментарии. Скажите, а почему мне должны быть нужны неприятные комментарии???

2. Нет, мне не нужно другое мнение, если только вы не мой друг с кредитом доверия/уважения/многолетнего общения:)

Я старый солдат, и другое мнение от не очень знакомого человека - оно бесполезно для меня. Я знаю, что есть очень много других мнений. Я - сюрприииз - умею читать. И большую часть других мнений я, скорее всего, изучила. Часть из них я сочла допустимыми. Часть из них - глупыми, часть - безнравственными, часть - классными, но неподходящими мне по тысяче причин, часть - вообще из мира грибов.

Шанс, что чужое мнение от заезжего молодца явит мне нечто новое, и я подумаю - аааааааа, СемеееееееенСеменыч!!! - ничтожно мал. Исчезающе мал. Потому ценность такого мнения невелика.

А велика для меня ценность "своих".
Которые чувствуют так же.
Которые смеются над тем же.
У которых такое же, как у меня, что-такое-хорошо и что-такое-плохо.

Я собираю своих.
Не ищу истину, не жажду услышать альтернативные мнения.

Я. Собираю. Своих.

И мне хорошо от того, что тексты помогают мне их - своих - найти.
Оля, шедеврально, именно так! И до буквы - да!
 
Эпиграф от меня: и всё-таки как ни крути, а "нежные колени" и "хрупкие плечи". Мы, толстые, таки несексуальны...((((

Люблю сексуальность в женщинах - природную, подлинную, сильную.
Не ту, что пахнет развратом, а ту, у которой аромат недоступности.
Ту, что в характере, в крови.
Это особое энергетическое поле вокруг женщины.
Его ощущаешь кожей.

Сексуальность - не брендовая одежда.
Это врожденное чувство вкуса и стиля.
Спокойная уверенность в себе.
Сексуальная женщина наслаждается собой.
Ей не придет в голову ложиться «под нож», даже если у нее маленькая грудь и нос не идеальной формы.
И, наоборот - ей нет необходимости носить глубокое декольте и надевать мини юбку, даже если ноги и грудь у нее от Бога.
Сексуальность - это не обнаженное тело.
Это взгляд.
Тембр голоса.
Особый ген.

Это интеллект - роскошь, которую не купить за деньги.

Быть сексуальной - значит иметь позицию, через которую не перешагнуть.
Сексуальность - это свобода. 
Симбиоз индивидуальности и естественности.
Это искусство.
Это порода.
Стиль жизни.
Аура.
Она может быть спокойной или бешеной, хищной или мягкой, но ее отличает уважение к себе, которое порождает разборчивость - она не берёт всё, не потому что «набивает себе цену»,
а потому что знает - выбирает она, а не её.

Сексуальная женщина - независима.
Она никому не подражает - подражают ей.
Она не заинтересована никому понравиться - она и так интересна.
Она заставит вас дрожать одним взглядом, на расстоянии, даже не прикасаясь - порок только тогда соблазнителен, когда он красив и прячется.

Она сведет вас с ума очертанием нежных плеч и хрупких колен под длинным платьем, и в черной водолазке, и с мокрыми от дождя волосами, и сонная, и уставшая, и у плиты...

Чувственность - в движениях, взгляде, повороте головы, в тембре голоса - внутренняя магия, химия, которую нельзя подделать.
Сексуальность может быть в морщинках, шрамах, родинках, веснушках, несовершенствах фигуры...
и в умении все это носить с особым шиком…

Александр Карабанов


P.S. Сексуальность - это то, что невозможно спрятать, а не то, что пытаются усердно показать.
 
Не повторяйте моих ошибок НИКОГДА....
Недавно у нас с мужем была ситцевая свадьба, мы договорились не тратить деньги на дорогие подарки, так как есть на что копить. А вот на глупости маленькие можно.
И вот я решила, что серьезному, редко улыбающемуся, взрослому, 30 летнему мужчине для полного счастья не хватает….радиоуправляемой машинки.
Долго выбирала это страшное чудище. Пока не наткнулась на радиоуправляемую мышь.
-Вот оно!- подумала я, и это было самой большой моей ошибкой. Почему мышь? Да, потому что у нас в доме есть серьезный, редко улыбающийся, взрослый, 3-х летний кот. В общем, этот подарок я купила для прикола.
И вот выходной, 9 утра, мы с Нюсей (морская свинка) сидим, вжавшись в диван, и стараемся не отсвечивать. Мимо нас проносится уже изрядно погрызенная, хромающая на одно колесо мышь и уматывает в соседнюю комнату. За ней с диким видом несется кот, который просто не разбирает дороги. За котом несется СЕРЬЕЗНЫЙ, ВЗРОСЛЫЙ мужчина в одних трусах, пытаясь управлять мышкой так, чтобы кот ее не выловил. И последним перлом становится бегущий следом ротвейлер, который по размеру далеко уже не щенок. Причем, если у первых трех есть явные цели: у мыши - выжить, у кота - поймать, у мужа – спасти от зверских лап игрушку, то у собаки цель одна - мешать всем, с чем она прекрасно справляется.
Весь этот табун уносится в соседнюю комнату, причем пес на завороте умудряется въехать на всем ходу в шкаф, который жалобно дребезжит. А мы с Нюсей сидим на диване, поджавши лапки, и надеемся, что при следующем заходе нас девочек не затопчут.
Из комнаты доносятся вопли:
- Не жри ее, отдай, фу…
Отчаянный мявк кота, у которого отбирают добычу, и лай собаки, которой просто зашибись, как весело.
Нам с Нюсей тоже зашибись, как весело, мы боимся лишний раз дыхнуть и обратить на себя внимание. Затопчут, раздавят, сомнут и не заметят.
В соседней комнате что-то падает, муж тотчас же кричит мне, что позже все уберет сам и вся кавалькада проносится мимо в сторону кухни. Моей любимой кухни. Пропади пропадом эта мышь, почему она до сих пор не сломалась? Живучее китайское чудовище.
А ведь когда я принесла свой подарок, некоторые взрослые и серьезные только хмыкнули и «ладно уж попробуем для прикола, фигня какая-то».
На кухне что-то брякнуло, я мысленно перекрестилась. В мою сторону понеслась мышь, за ней скользя по паркету, несся кот, муж споткнулся о мешающегося под ногами пса и растянулся на полу, тут же вскочил и под лай собаки понесся следом, пытаясь на ходу управлять проклятым грызуном.
Соседи, помните, вы полгода что-то сверлили? МОЯ МСТЯ ОЧЕНЬ СТРАШНА!
Главное теперь самой выжить...

Инет.
 
Когда я готовлю, внимание публики мне обеспечено.

Земфира и дети больше озабочены результатом, чем процессом, их можно понять.

Приготовление пищи - дело творческое, но долгое и трудоемкое.

Но у меня есть моя личная и очень преданная аудитория.

Началось все с Василия. Стулья на кухне у нас высокие, и стол высокий. Это называется полубар, кажется. И вот стою я спиной к столу, как та избушка, к лесу, то есть, столу задом, а к тому, на чем готовят, передом, никого не трогаю, нарезаю мясо. Как вдруг меня за плечо цепляет что-то массивное и с острыми когтями. У нас в доме ничего не летает, даже тарелки и те редко, поэтому я испугался. Но повернулся. Его Величество Царь Василий Первый и Единственный стоит на стуле, передние лапы на спинке, а росту в нем уже дай боже… и милостиво соизволяет, чтобы я дал ему мяска.

Тут я вспомнил, что где-то писали в интернете, что кунов полагается кормить мясом, и проявил слабину. Попробуй не прояви, когда тебя так просят. У него ладонь почти как у меня. Только с когтями. И я дал. Но тогда я еще не знал, что имею дело с организованной преступностью.

Следом за Васей пришел Ньютон. Встал на задние лапы, обнял меня передними и принялся очень немузыкально петь про свое голодное детство. Голодное детство его закончилось, как только он в возрасте месяцев семи объявился у нас во дворе и сразу же стал гонять от миски взрослых котов, втрое больших, чем он. Пожалел прожорливого сироту и дал мяса.

А рядом оказался, как неудачный двойник Ньютона, Пикси, который со мной спит в обнимку, и вообще, кот, не отягощенный интеллектуально. Пришлось и этого убогого не обидеть.

Рядом с котами вертится Шон. Коты быстрее, но собак напористее и, главное, вокруг него столько шерсти, что он кажется сказочным богатырем и поперек себя шире. Коты напора боятся и не любят, а в большой семье, как известно, клювом не клацают.

Ну а где четверо, там и пятеро. И появляется первая леди бронетанковых войск по имени Бель, сокращенно, разумеется, Белка. Бель, как многие маленькие по размерам существа, о собственных габаритах не осведомлена. А жизненный принцип у нее сформулировала Земфира: “Вижу цель, не вижу препятствий”. Особенно, когда речь идет об поесть или погладиться. Бель в такие моменты превращается в маленький мохнатый и безумно упрямый танк. Я могу снимать ее со стола сто раз подряд, она залезет в сто первый. Поэтому я бросил ее воспитывать. Воспитывать женщин вообще нельзя. Те, кто так думают, живут иллюзиями. Воспитывать можно только детей до трехнедельного возраста и мужчин, но осторожно, поскольку они - создания хрупкие.

Это я к тому, что воспитывать женщин, когда они - коты - вдвойне безнадега.

Поэтому мы пришли к разумному компромиссу.

Когда я готовлю, каждый знает свое место и очередь. Царь столовается прямо на стуле, простите, на троне. Плебеи не брезгуют с пола. Хотя до пола ничего практически не долетает. Правда, теперь научились ждать каждый своей очереди. А красота восседает на столе передо мной и получает лучшие кусочки. Заодно приглядывает, чтобы я не пересолил и не пережарил. И я ее понимаю. Мужчина - существо сильное, но глупое. Без женского присмотра он ни на что путнее не способен. Тем более, на кухне.

© Юрий Супоницкий

На фото Бель проверяет кастрюлю на пригодность.

FB_IMG_1642926594435.jpg
 
Когда-то у меня не было кутикулы. Думаю, у многих ее не было, а у кого-то нет и сейчас. Если у вас нет кутикулы, то лучше не читайте, иначе она у вас обязательно появится.
У меня кутикула. И за ней надо следить. Для ухода за кутикулой существует много средств. Это крема для замедления роста кутикулы, средства для эластичности кутикулы, ванночки с витаминами для кутикулы. Обычно у человека двадцать кутикул.
Кутикула должна быть тоненькая-тоненькая, как ниточка. Удивленно приподнятая.
Неназванных вещей не существует. Пока человек не обозначил какое-то явление или вещь определенным словом, то этого - нет.
Если бы людям не сказали, что у них кутикулы, то они бы жили себе и жили..

Когда-нибудь окажется, что у людей есть мочки ушей.
То есть они всегда были, но мы узнаем о них отдельно. Оказывается, они подвержены старению со страшной скоростью и даже увяданию. И за мочками надо отдельно следить, вот вам крем.
Реклама будет начинаться так: «Со временем мочки наших ушей теряют упругость…» На экране женщина, которая с грустным лицом разглядывает себя в зеркале, прикасается к мочкам. Крупный план мочек. Мы видим, как они увядают буквально на наших глазах. Женщина идет по улице и кутается в платок, потому что ей стыдно показывать людям свои неухоженные мочки. В следующем кадре она уже дома, наносит каплю крема и втирает его в мочки, настроение у нее еще пока не ахти. Затем мы видим, как мочка превращается в компьютерную графику и она весьма обвислая, но как только на нее попадает живительный крем, то мочка сразу подтягивается и даже розовеет. В конце рекламного ролика женщина улыбается, у нее все ништяк. Она хватает сумочку и выбегает из своей квартиры.
Потом возвращается и бросает на вешалку платок – ведь он ей больше не нужен! У нее теперь упругие и подтянутые мочки. Они в тонусе. Вернее, они у нее были такими всегда. Просто какая-то падла хотела продать свой крем и портила бабе все настроение..
....
© Алеся Петровна. Город полон сумасшедших
 
Сверху