Абхазия. Поход "осенней сессии", 2018 год.

Alter

старожил
#61
Ко мне при личном общении обратился один пользователь данного уважаемого форума
с просьбой поподробней прокомментировать момент из # 59 насчёт немецкого личного опознавательного знака.
Буквально через пару дней ещё один пользователь вышел на связь -
мы с ним лично знакомы, поэтому переговорили по телефону - опять же по этому поводу.
Раз проявляется интерес, прокомментирую уже в рамках данного форума и данной темы.
Тем более что это не"офф-топ":
носитель данного опознавательного знака не понаслышке знал о таких названиях, как "Псху", "Бзыбь", "Сухум",
и в Абхазии тоже побывал.
В 1942 году.

Вообще тема немецких личных опознавательных знаков широко обсуждается на ресурсах совсем иного профиля.
Но здесь без краткого экскурса в данном вопросе никак не обойтись,
чтобы было понятнее более широкому кругу.
Итак, во время II мировой войны буквально каждый военнослужащий вермахта, от рядового солдата до фельдмаршала,
имел при себе так называемый личный опознавательный знак (далее сокращённо - ЛОЗ), или "жетон", по-немецки Erkennungsmarke.
Для сухопутных сил знак представлял собой пластину овальной формы из алюминиевого или цинкового сплава,
с дырочками для шнурка, чтобы носить подвешенным на шее.
Но иногда носили в специальном чехольчике (или без него) и в карманах военной формы.
Нечто подобное имеет место и в современных российских вооружённых силах.
Но во время Великой Отечественной войны в Красной Армии практиковалась совсем другая система опознавательных знаков -
записочки с информацией вкладывались в небольшие футлярчики - "медальоны" или "пеналы",
по ходу войны это отменялось, но как бы не совсем - история длинная.

На немецкие "жетоны" личные данные не наносились,
а указывались воинская часть, куда поступал на службу рекрут или кандидат в офицеры, и условный порядковый номер.
Во многих случаях наносилось также обозначение группы крови конкретного носителя ЛОЗ.
Имя, фамилия, год рождения, воинское звание - не обозначались.
Иногда вручную и в частном порядке на жетоне выцарапывались имя/фамилия, но широко это не практиковалось.
Личные данные содержались в учётной карточке (в анкетной форме), которые обычно хранились при штабе воинской части,
туда же вносились изменения,
а идентификация происходила по номеру в специальной графе, который соответствовал нанесённому на "жетоне" номеру.
Вот пример:

0021.jpg

Если военнослужащий терял знак по каким-то причинам, или воинская часть расформировывалась,
то выдавался новый "жетон" с другим номером и, соответственно, заводилась новая карточка.
Если же военнослужащий выбывал из строя - погибал или, скажем, оказывался среди без вести пропавших -
начиналось делопроизводство, в карточки вносились соответствующие отметки.
У погибшего товарищи по подразделению, или санитары, или члены похоронной команды - изымали знак,
переламывали по изначально пробитой перфорации (продольные отверстия, чтобы оперативнее можно разломить).
Одну половинку оставляли при погибшем/умершем, другую приносили в штаб -
и начинал работу делопроизводитель: военнослужащий снимался с довольствия,
попадал в статистику безвозвратных потерь, составлялось извещение родным, и т.д.

Архивные военные инстанции в Германии позволяют во многих случаях установить по "жетону" личность его носителя и по сей день.
Правда, это довольно длительная процедура, со строго соблюдаемыми собственными правилами, в т.ч. и в плане конфиденциальности,
и вообще несколько забюрократизированна, на мой взгляд - но таковы уж правила.
О самом процессе идентификации и его нюансах я здесь распространяться уже не буду.

Теперь о приведённом в # 59 фото конкретного "жетона".
Вообще размеры знака не так уж велики - 70 на 50 мм, зачастую изобразить (набить) полное название воинской части
не было никакой возможности.
Тогда применялась система сокращений и аббревиатур, там тысячи разных вариантов возникли.
В данном случае - название части короткое ("Kartenstelle"),
и вполне уместилось на "жетоне" без всяких сокращений:



О значении этого термина - "картографическое бюро", и чем в целом занимались служившие там - уже говорилось в # 59.
Номер этого бюро соответствовал номеру военного округа (Wehrkreise) Германии той поры,
к которому это бюро и относилось.
По германской традиции ведения военной документации, номер в таком случае обозначался римскими цифрами (XVIII).
Этот военный округ включал часть территории Австрии, с центром в городе Зальцбург -
Австрия ещё до начала II мировой войны была включена в систему военных округов Германии.
Теоретически данное картографическое бюро могло входить ещё в управление XVIII армейского корпуса,
но и само по себе управление этого корпуса также привязывалось к XVIII военному округу.

Поэтому - исходя из вышесказанного - в составе немецкой 4-й горной дивизии, части которой воевали в том числе и в Абхазии,
вблизи Псху - было немало австрийцев, главным образом уроженцев южной и западной Австрии.
Служба в картографическо бюро подразумевает обладание определёнными знаниями,
которые даются в процессе специального и долгого образования, то есть офицерам.
Так оно и оказалось - носитель демонстрированного "жетона" был австриец, младший офицер; кроме всего прочего, он
уточнял картографию в верховьях Бзыби и в районе Псху во время рейда боевой группы фон Штеттнера в августе-сентябре 1942 года.
Но погиб вскоре после этого на другом участке фронта, также на Кавказе,
будучи прикомандированным по службе опять же к частям 4-й горной дивизии.
Попал под обстрел нашими из миномётов.
Что ж - такова судьба, война ведь.
Более подробные сведения относятся уже к сугубо конфиденциальной информации.
 
Последнее редактирование:

Alter

старожил
#62
В одной из тем раздела "Горный туризм" приводится ссылка на сторонний отчёт похода А.Боброва по горам Абхазии:

http://tkmai.ru/heading/papers/2097/index.htm

Интересный поход, закончился благополучно. На некоторых участках маршруты А.Боброва и описываемого в данной теме нашего похода
пересекались или даже совпадали.
Из отчёта А.Боброва следует, что последнюю ночёвку в пешеходной части своего маршрута - см. "День 8. 25 августа 2018 года" -
он сделал на берегу реки Чедым:

"В 16:50 после скал вышел на берег реки. Впереди начиналась сухая протока Чедыма и расширение долины. У скал оказалась удобная глубокая заводь. Решил здесь встать лагерем (фото 107) и провести небольшую разведку по правому берегу Чедыма."

Приводится и вид на место лагеря (фото 107):

!107.jpg

Любопытно, что практически точно в этом же месте и мы тоже остановились на ночёвку,
только на 11-й день своего похода и примерно на 20 дней позже - 14 сентября 2018 года.
Я это место узнаю.
На переднем плане - бывший автомобильный брод через р.Чедым.
То, что А.Бобров принял за "сухую протоку" - на самом деле правобережное продолжение бывшей дороги после брода.
Впрочем, о существовании некогда тут дороги, если не знать, можно и не подозревать -
сам А.Бобров, судя по содержанию его отчёта, об этом тоже пока не догадывался.
Это мы, спускаясь на левый берег по колее - знали уже о старой дороге, видели наверху застрявший брошенный автокран,
а Бобров двигался по руслу сверху по течению, и речкой техногенные признаки были уже давным-давно замыты и нивелированы.
На фото Боброва дальний план - это выше по течению (откуда он пришёл, а мы подошли к броду сбоку справа).
Ещё выше, за поворотом, находится слияние Чедым + Ахипс, на фото не просматривается.

В этой теме, сообщение # 40, я уже описывал, как мы под вечер вышли к броду и ставили свой бивак.
Но приведу фрагмент моего личного походного дневника за этот день,
а точнее - окончание дня:

отчёт 110.jpg

Речка, как и на фото А.Боброва, также была чистенькая и умиротворяющая, форель шмыгала, воду мы там и зачёрпывали.
Однако такой она бывает не всегда - в паводок, при таянии снега, здесь - конечно же, бешеный ревущий поток.
Отметки высот, приведённые в дневнике, я потом пересчитал - ближе к реальности высота метров на 5.

На фото А.Боброва видно, что его вещи лежат прямо на камешках под подмытым берегом.
Мы же так рисковать не стали и расположились, на всякий случай, повыше -
на фото видна над вещами терраска, вот на ней, справа - аккурат за двойным деревом, на мшистом "утёсике" мы и поставили палатку.

У меня нет фотографии, близкой по ракурсу со снимком А.Боброва.
Вообще, только единственный снимок палатки на утёсе:

818cf2e2172ab0154584ccbfdd7349f92e97f6323152485.jpg

Фотографирую я сам, двойное дерево - как раз за моей спиной.
Справа внизу на моём фото лежит бревно, торец которого виден на фото А.Боброва (1).
Небольшие деревца, на которых развешаны уже наши шмотки - видны и на фото А.Боброва (2).
Мшистый "утёсик" (3) и чистая речная заводь (4) видны тоже, но несколько в другом ракурсе.
На заднем плане на моём фото, как бы под перекрестьем палаточных дуг, просматривается фрагмент скалистого правого берега,
с двумя зелёными мшистыми клиньями - этот же элемент рельефа в иден и на фото А.Боброва (5).

!107 - копия.jpg

Добавлю, что никакого мусора А.Бобров не оставил -
вообще никаких антропогенных следов замечено не было, и я тоже и подумать не мог,
что незадолго до нас тут человек ночевал.
Респект Анатолию Викторовичу!
 
Сверху